Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Но странно: что-то было такое в Кембридже... Не футбол, не
крики  газетчиков  в  сгущающейся  темноте,  не  крепкий  чай с
розовыми и зелеными пирожными,-- словом, не преходящая  мода  и
не чувствам доступные подробности, а тонкая сущность, которую я
теперь  бы  определил, как приволье времени и простор веков. На
что ни посмотришь кругом, ничто не было стеснено или занавешено
по отношению к стихии времени; напротив, всюду зияли  отверстия
в его сизую стихию, так что мысль привыкала работать в особенно
чистой   и   вольной   среде.  Из-за  того,  что  в  физическом
пространстве это  было  не  так,  т.  е.  тело  стесняли  узкий
переулок,  стенами  заставленный газон, темные прохлады и арки,
душа особенно живо воспринимала свободные дали времени и веков.
У меня не было ни малейшего интереса к  истории  Кембриджа  или
Англии,  и я был уверен, что Кембридж никак не действует на мою
душу;  однако  именно  Кембридж  снабжал  меня  и  мое  русское
раздумье  не  только  рамой, но и ритмом. На независимого юношу
среда  только  тогда  влияет,  когда   в   нем   уже   заложена
восприимчивая  частица;  такой  частицей  было  во  мне  все то
английское, чем питалось мое детство.  Мне  впервые  стало  это
ясно  в  последнюю мою кембриджскую весну, когда я почувствовал
себя в таком же естественном соприкосновении с непосредственной
средой, в каком я был с моим русским прошлым, и этого состояния
гармонии я достиг в  ту  минуту,  когда  то,  чем  я  только  и
занимался  три  года,  кропотливая  реставрация моей может быть
искусственной,   но   восхитительной   России,   была   наконец
закончена,  т.  с. я уже знал, что закрепил ее в душе навсегда.
Один из немногих "утилитарных" грехов на моей совести  это  то,
что  я  употребил  (очень  правда  небольшую) долю этого
драгоценного материала для легкой и успешной  сдачи  экзаменов.
Едва ли не самым замысловатым вопросом было предложение описать
сад  Плюшкина,--  тот сад, который Гоголь так живописно завалил
всем, что набрал из мастерских русских художников в Риме.

     4

     Не  стыжусь  нежности,  с  которой  вспоминаю   задумчивое
движение  по  кембриджской  узкой и излучистой реке, сладостный
гавайский вой  граммофонов,  плывших  сквозь  тень  и  свет,  и
ленивую  руку  той  или другой Виолетты, вращавшей свой цветной
парасоль, откинувшись на подушки своеобразной гондолы,  которую
я  неспешно  подвигал при помощи шеста. Белые и розовые каштаны
были в полном цвету: их громады толпились по берегам,  вытесняя
небо  из  реки,  и особое сочетание их листьев и конусообразных
соцветий составляло  картину,  как  бы  вытканную  en  escalier
(лесенкой (франц.) ).. Теплый воздух пропитан был
до странности крымскими запахами, чуть ли не мушмулой. Три арки
каменного, венецианского вида мостика, перекинутого через узкую
речку,  образовали  в соединении со своими отражениями в
воде три волшебных  овала,  и  в  свою  очередь  вода  наводила
переливающийся  отсвет на внутреннюю сторону свода, под который
скользила  моя  гондола.  Порою  лепесток,  роняемый   цветущим
деревом, медленно падал, и со странным чувством, что, наперекор
жрецам,  подсматриваешь  нечто  такое,  чего  ни богомольцу, ни
туристу  видеть  не  следует,  я  старался  схватить   взглядом
отражение  этого  лепестка, которое значительно быстрее, чем он
падал, поднималось к нему навстречу; и было страшно, что  фокус
не  выйдет, что благословленное жрецами масло не загорится, что
отражение промахнется, и лепесток без него поплывет по течению;
но всякий раз очарованное соединение удавалось,--  с  точностью
слов  поэта,  которые встречают на полпути его или читательское

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.