Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проволоками.  Разумеется  мы  считали, что нам полагается много
развлечений в награду за эти адские утра Ин ден Цельтен  ахтцен
А,--   вот   вспомнил  даже  адрес  и  бесшумный  ход  наемного
электрического автомобиля. Сначала мы много играли в теннис,  а
когда   наступили   холода,   стали  почти  ежедневно  посещать
скетинг-ринг на Курфюрстендаме. Военный оркестр (Германия в  те
годы   была  страной  музыки)  не  мог  заглушить  механической
воркотни неумолкаемых роликов.  Существовала  в  России  порода
мальчиков  (Вася Букетов, Женя Кан, Костя Мальцев,--где все они
ныне?), которые мастерски играли в футбол, в теннис, в шахматы,
блистали на льду катков, перебирая на поворотах "через  колено"
бритвоподобными  беговыми  коньками,  плавали,  ездили  верхом,
прыгали на лыжах в Финляндии  и  немедленно  научались  всякому
новому  спорту.  Я  принадлежал  к  их  числу  и  потому  очень
веселился на  этом  паркетном  скетинге.  Было  человек  десять
инструкторов  в  красной форме с бранденбургами, большинство из
них  говорило  по-английски  (я  немецкому  языку  никогда   не
научился   и   в   жизни  не  прочел  ни  одного  литературного
произведения по-немецки). Самый ловкий из них, мрачный  молодой
бандит  из  Чикаго, научил меня танцевать на роликах. Мой брат,
мирный и неловкий, в очках, тихо козылял в сторонке, никому  не
мешая,  а гувернер пил кофе и ел торт мокка в кафе за бархатным
барьером. Я вскоре заприметил группу изящных, стройных  молодых
американок;   сначала   они  все  сливались  для  меня  в  одно
странно-привлекательное   явление;   но   постепенно   началась
дифференциация.  Как-то я тренировался в вальсе и, за несколько
секунд до одного из  самых  болезненных  падений,  которое  мне
когда-либо  пришлось  потерпеть (расшиб все лицо), я услышал из
этой обольстительной группы уже знакомый мне, полнозвучный  как
удар  по  арфе  голос,  выразивший  мне  одобрение.  До сих пор
медленно едет она у меня мимо глаз, эта высокая американочка  в
синем  тайере,  в  большой  черной  шляпе,  насквозь пронзенной
сверкающей булавкой, в белых лайковых перчатках и  лакированных
башмаках, вооруженных какими-то особенными роликами. По ночам я
не  спал,  воображая  эту  Луизу,  ее  стройный стан, ее голую,
нежно-голубоватую  шею,  и  удивлялся   странному   физическому
неудобству,  которое,  если  и  ощущалось  мною раньше, то не в
связи с какими-нибудь фантазиями, а только оттого, что натирали
рейтузы. Как-то я шел через вестибюль ринга и около  дорической
колонны  стояли  она  и мой роликовый инструктор, и этот гладко
причесанный наглец типа Калхуна крепко держал  ее  за  кисть  и
чего-то  добивался, и она по-детски вертела так и сяк плененной
рукой, и в ближайшую ночь я несколько раз подряд  заколол  его,
застрелил, задушил,
     Наш  гувернер, тот "Ленский", о котором я писал по другому
поводу, высоконравственный и  несколько  наивный  человек,  был
впервые  за границей. Ему не всегда было легко согласовать свой
страстный интерес к туристическим  приманкам  с  педагогическим
долгом,  и  в общем нам с братом часто удавалось заводить его в
места, куда родители нас бы  может  быть  и  не  пустили.  Так,
например,  он легко поддался приманчивости Винтергартена, и вот
однажды мы очутились с ним сидящими в одной из передних лож под
искусственным звездным небом  этого  знаменитого  учреждения  и
через  соломинки  потягивающими из-под взбитых сливок гладкий и
необыкновенно вкусный "айсшоколаде".
     Программа  была  обычная:  был  жонглер  во  фраке;   была
внушительного   вида  певица,  которая  вспыхивала  поддельными
каменьями, заливаясь  ариями  в  переменных  лучах  зеленого  и
красного  цвета  прожекторов; затем был комик на роликах; между
ними и велосипедным номером (о котором скажу в свое время) было

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.