Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мужчина  оказал  мне  такую  услугу".--  "Чем  же  вы  бы   его
наградили?" -- спросил Морис с простительным нетерпением.-- "О,
я  бы  его  полюбила!"--крикнула откровенная креолка.--"В таком
случае, сударыня,-- раздельно выговорил  Морис,--  я  бы  отдал
полжизни,  чтобы  вы  попали  в  лапы индейцев, а другую, чтобы
спасти вас".
     И тут наш романтик-капитан вкрапливает странное  авторское
признание.  Перевожу  его  дословно:  "Сладчайшее  в моей жизни
лобзание было то, которое имел я сидючи в седле, когда  женщина
-- прекрасное  создание,  в отъезжем поле -- перегнулась ко мне
со своего седла и меня, конного, поцеловала".
     Это увесистое "сидючи" ("as I sate") придает,  конечно,  и
плотность  и  продолжительность  лобзанию,  которое капитан так
элегантно "имел" ("had"), но даже в одиннадцать  лет  мне  было
ясно,   что   такая   кентаврская   любовь  поневоле  несколько
ограниченна. К тому же Юрик и я знали одного лицеиста,  который
это  испробовал  на  Островах,  но лошадь его дамы спихнула его
лошадь в канаву с водой. Истомленные  приключениями  в  вырском
чапаррале,   мы  ложились  на  траву  и  говорили  о  женщинах.
Невинность наша кажется мне теперь почти чудовищной  при  свете
разных  исповедей  за  те годы, приводимых Хавелок Эллисом, где
идет речь о каких-то малютках всевозможных полов,  занимающихся
всеми   греко-римскими   грехами,   постоянно   и   всюду,   от
англосаксонских промышленных центров до Украины (откуда имеется
одно особенно вавилонское донесение от помещика). Трущобы любви
были незнакомы нам. Заставив меня  кровью  (добытой  перочинным
ножом  из  большого  пальца)  подписать  на  пергаменте  клятву
молчания, тринадцатилетний Юрик  поведал  мне  о  своей  тайной
страсти к замужней даме в Варшаве (ее любовником он стал только
гораздо позже--в пятнадцать лет), Я был моложе его на два года,
и мне нечем было ему платить за откровенность, ежели не считать
нескольких   бедных,  слегка  приукрашенных  рассказов  о  моих
детских увлечениях на французских пляжах, где было так  хорошо,
и  мучительно,  и  прозрачно-шумно, да петербургских домах, где
всегда так странно и даже жутко бывало прятаться и шептаться, и
быть хватаемым горячей  ручкой  во  время  общих  игр  в  чужих
незнакомых  коридорах,  в  суровых  и  серых лабиринтах, полных
неизвестных нянь, после чего глухо болела голова, и по каретным
стеклам шли радуги огней. Впрочем, в том самом году, который  я
теперь  постепенно  освободил  от  шлака  более  ранних и более
поздних впечатлений, нечто вроде романтического  приключения  с
наплывом  первых мужских чувств мне все-таки довелось испытать.
Я собираюсь продемонстрировать очень трудный номер, своего рода
двойное сальто-мортале с так называемым  "вализским"  перебором
(меня  поймут  старые  акробаты),  и  посему  прошу совершенной
тишины и внимания.

     3

     Осенью 1910-го года брата и меня отправили с гувернером  в
Берлин  на три месяца, дабы выправить нам зубы: у брата верхний
ряд выпячивался из-под губы, а у меня они все росли как попало,
один даже добавочный шел из середины неба, как у молодой акулы.
Все это  было  прескучно.  Знаменитый  американский  дантист  в
Берлине   выкорчевал  кое-что  козьей  ножкой,  причиняя  дикую
неприличную боль, и как  ужасен  бывал  у  тогдашних  дантистов
пасмурный  вид  в  окне перед взвинченным стулом, и вата, вата,
сухая, дьявольская вата, которую они  накладывали  пациенту  за
десны.  Оставшиеся  зубы  этот  жестокий  американец перекрутил
тесемками  перед  тем,   как   обезобразигь   нас   платиновыми

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.