Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

резкий  свет  "канфиновых  ламп  подчеркивает темные астериски,
произведенные экспекторацией (плевками) на белом песке, которым
усыпан пол". Лет девяносто спустя, а именно в 1941-ом  году,  я
собирал  в  тех  местах,  где-то к югу от Далласа, баснословной
весенней ночью, замечательных совок и пядениц у неоновых  огней
бессонного гаража.
     В  бар  входит  злодей,  "рабосекущий миссисиппец", бывший
капитан волонтеров, мрачный красавец и бретер,  Кассий  Калхун.
Он  провозглашает  грубый  тост  -- "Америка для американцев, а
проклятых  ирландцев  долой!",  причем  нарочно  толкает  героя
нашего  романа, Мориса Джеральда, молодого укротителя мустангов
в бархатных панталонах и пунцовом нашейном шарфе: он,  впрочем,
был   не   только  скромный  коноторговец,  а,  как  выясняется
впоследствии к сугубому восхищению Луизы, баронет -- сэр Морис.
Не знаю, может быть именно этот британский шик и  был  причиной
того,    что   столь   быстренько   закатилась   слава   нашего
романиста-ирландца в Америке, его второй родине.
     Немедленно после толчка Морис  совершает  ряд  действий  в
следующем порядке:
     Ставит свой стакан с виски на стойку.
     Вынимает шелковый платок (актер не должен спешить).
     Отирает им с вышитой груди рубашки осквернившее ее виски.
         Перекладывает платок из правой руки в левую.
         Опять берет стакан со стойки.
         Выхлестывает остаток виски в лицо Калхуну.
         Спокойно ставит опять стакан на стойку.
          Эту художественную серию действий я недаром помню так
точно: много раз мы разыгрывали ее с двоюродным братом.
     Дуэль   на   шестизарядных  кольтах  (нам  приходилось  их
заменять  револьверами  с  восковыми  пульками   в   барабанах)
состоялась  тут  же  в опустевшей таверне. Несмотря на интерес,
возбуждаемый поединком ("оба были ранены... кровь  прыскала  на
песок  пола"),  уже  в  десять  лет,  а  то  и  раньше,  что-то
неудержимо побуждало меня покинуть таверну, с ее  уже  ползшими
на  четвереньках  дуэлянтами,  и  смешаться  с  затихшей  перед
таверной толпой, чтобы поближе рассмотреть "в душистом сумраке"
неких  глухо  и  соблазнительно  упомянутых  автором  "сеньорит
сомнительного  звания". Еще с большим волнением читал я о Луизе
Пойндекстер, белокурой кузине Калхуна и будущей леди  Джеральд,
дочке сахарного плантатора. Эта прекрасная, незабвенная девица,
почти  креолка,  является  перед  нами томимая муками ревности,
хорошо известной мне  по  детским  балам  в  Петербурге,  когда
какая-нибудь  безумно  любимая девочка с белым бантом почему-то
вдруг начинала не замечать меня. Итак Луиза  стоит  на  плоской
кровле  своего  дома, опершись белой рукой на каменный парапет,
еще влажный от ночных рос, и чета ее  грудей  (так  и  написано
"twin breasts") поднимается и опускается, а лорнет направлен --
этот  лорнет  я  впоследствии  нашел у Эммы Бовари, а потом его
держала Анна Каренина, от которой он перешел к Даме с  собачкой
и  был  ею  потерян  на  ялтинском молу. Ревнивой Луизой он был
направлен в пятнистую тень под москитами, где тайно любимый  ею
всадник  вел  беседу с не нравившейся ни мне, ни ему амазонкой,
донной Айсидорой  Коваруббио  де  Лос  Ланос,  дочкой  местного
помещика.  Автор довольно противно сравнивал эту преувеличенную
брюнетку с "хорошеньким, усатеньким молодым  человеком",  а  ее
шевелюру с "пышным хвостом дикого коня".
     "Мне  как-то  случилось,--  объяснил  Морис  Луизе,  тайно
любимой им всаднице,-- оказать донне Айсидоре небольшую услугу,
а именно избавить ее от  шайки  дерзких  индейцев".  "Небольшую
услугу!  --  воскликнула  Луиза.--  Да  знаете  ли вы, что кабы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.