Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

товарищ, мешковатый  заика  с  длинным  бледным  лицом;  другие
дразнили  его,  а  мне,  с  моими  крепкими кулаками, нравилось
защищать его из спортивного щегольства.  Как-то  летом,  поздно
вечером,  весь в пыли, с разбитым коленом, он неожиданно явился
к нам в Выру. Его отец недавно умер, семья была разорена, и, за
недостатком денег на железнодорожный билет,  бедняжка  проделал
верст  сорок на велосипеде. На другое утро, встав спозаранку, я
сделал  все  возможное,  чтоб  покинуть  дом  без  его  ведома.
Отчаянно  тихо я собрал свои охотничьи принадлежности -- сачок,
зеленую жестянку на ремне, конвертики и коробочки для поимок --
и через окно классной выбрался наружу. Углубившись  в  чащу,  я
почувствовал,  что  спасен,  но  все продолжал быстро шагать, с
дрожью в икрах, со слезами в глазах,  и  сквозь  жгучую  призму
стыда  представлял  себе  кроткого  гостя с его большим бледным
носом и траурным галстуком, валандающимся в саду, треплющим  от
нечего   делать   пыхтящих  от  зноя  собак  --  и  старающимся
как-нибудь оправдать мое жестокое отсутствие.
     Кажется, только родители понижали  мою  безумную,  угрюмую
страсть. Бывало, мой столь невозмутимый отец вдруг с искаженным
лицом  врывался  ко  мне  в  комнату  с веранды, хватал сачок и
кидался обратно в сад, чтоб минут  десять  спустя  вернуться  с
продолжительным   стоном   на   "Аааа"   --   упустил   дивного
эль-альбума! Потому ли, что "чистая  наука"  только  томит  или
смешит   интеллигентного  обывателя,  но,  исключив  родителей,
вспоминаю по отношению  к  моим  бабочкам  только  непонимание,
раздражение  и глум. Если даже такой записной любитель природы,
как Аксаков, мог в бездарнейшем "Собирании бабочек" (приложение
к студенческим "Воспоминаниям") уснастить свою  благонамеренную
болтовню  всякими  нелепицами  (не знаю, был ли он более сведущ
насчет  всяких  славянофильских  чирков  и  язей),  можно  себе
представить  темноту  рядового  образованного  человека  в этом
вопросе. До сих пор вспоминаю с беспомощной  досадой,  как  наш
сельский  врач, милейший доктор Розанов, которому, как человеку
ученому,  я,  доверчивый  десятилетний  мальчик,   оставил   на
попечение  драгоценные  синеватые  куколки редкой совки (боялся
взять  их  с  собой  в  заграничное  путешествие),  преспокойно
написал  мне  в  Биарриц,  что  они отлично вылупились,-- но на
самом деле их вероятно пожрала мышь, ибо  по  моем  возвращении
обманщик   торжественно   преподнес   мне   каких-то   потертых
крапивниц, почему-то  обложенных  ватой,  которых  крестьянские
ребята  верно  наловили ему в его же саду. Мне рано открылось и
другое обстоятельство, а именно  то,  что  энтомолог,  смиренно
занимающийся своим делом, непременно возбуждает что-то странное
в  своих ближних. Бывало, собираемся на пикник с кузенами, и я,
памятуя,  что  рядом  с  избранной  рощей  есть   замечательный
заповедничек,  тихо,  никому  не  мешая,  но  уже чувствуя, что
Действую  домашним  на  нервы,  заранее  несу   свои   скромные
принадлежности   в   шарабан,   отдающий  дегтем,  или  красный
автомобиль, отдающий чаем (так  пах  бензин  в  1910  году),  и
какая-нибудь пожилая родственница или чужая гувернантка с усами
говорит:       "Vraiment       Volodya      (Право,      Володя
(франц.))оставил бы  сетку  дома  хоть  этот  раз.  Ведь
будете  играть  в  каш-каш  и  казаки-разбойники -- при чем тут
бабочки? Неужели тебе нравится портить всем  удовольствие?".  У
придорожного    знака    "Nach    Bodenlaube"("К    Боденлаубе"
(нем..)) в Бад Киссингене (Бавария), только что я догнал
вышедших  на  прогулку  отца  и  монументального   бледнолицего
Муромцева,  недавнего  председателя Первой Думы, как он обратил
кo мне свою  мраморную  голову  и  важно  проговорил:  "Смотри,
мальчик,  только  не  гоняться  за  бабочками:  это портит ритм

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.