Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

апартаменты родителей (интересно, клюнет ли тут с гнилым мозгом
фрейдист).  Обычно  они в это время отсутствовали -- мать много
выезжала,  отец  был  в  редакции  или  на  заседании,--  и   в
сумеречном   оцепенении   его   кабинета  молодые  мои  чувства
подвергались -- не знаю как выразиться -- телеологическому, что
ли, "целеобусловленному" воздействию, как будто  собравшиеся  в
полутьме знакомые предметы сознательно и дальновидно стремились
создать   этот   определенный  образ,  который  у  меня  теперь
запечатлен в мозгу; эту тихую работу вещей надо  мной  я  часто
чувствовал  в  минуты  пустых,  неопределенных досугов. Часы на
столе смотрели на меня всеми  своими  фосфорическими  глазками.
Там  и сям, бликом на бронзе, бельмом на черном дереве, блеском
на стекле фотографий, глянцем на полотне  картин,  отражался  в
потемках  случайный  луч,  проникавший  с улицы, где уже горели
лунные глобусы газа. Тени, точно тени самой метели,  ходили  по
потолку.  Нервы  заставлял  "полыхнуть"  сухой  стук  о  мрамор
столика -- от падения лепестка пожилой хризантемы.
     У будуара  матери  был  навесный  выступ,  так  называемый
фонарь,  откуда была видна Морская до самой Мариинской площади.
Прижимая  губы  к  тонкой  узорчатой  занавеске,  я  постепенно
лакомился   сквозь   тюль  холодом  стекла.  Всего  через  одно
десятилетие, в начальные  дни  революции,  я  из  этого  фонаря
наблюдал  уличную перестрелку и впервые видел убитого человека:
его несли, и свешивалась нога, и с этой ноги норовил кто-то  из
живых  стащить  сапог,  а  его грубо отгоняли; но сейчас нечего
было  наблюдать,  кроме  приглушенной   улицы,   лилово-темной,
несмотря на линию ярких лун, висящих над нею; вокруг ближней из
них  снежинки проплывали, едва вращаясь каким-то изящным, почти
нарочито замедленным движением, показывая, как это  делается  и
как это все просто. Из другого фонарного окна я заглядывался на
более   обильное   падение   освещенного  снега,  н  тогда  мой
стрелянный  выступ  начинал  подыматься,  как  воздушный   шар.
Экипажи  проезжали редко; я переходил к третьему окну в фонаре,
и вот  извозчичьи  сани  останавливались  прямо  подо  мной,  и
мелькала неприличная лисья шапка Бэрнеса.
     Предупреждая  его  набег,  я спешил вернуться в классную и
уже  оттуда  слышал,  как  по  длинному  коридору  приближаются
энергичные шаги испытанного скорохода. Какой бы ни был мороз на
дворе, его лоб весь блестел перловым потом. Урок состоял в том,
что в продолжение первой четверти он молча исправлял заданное в
прошлый  раз  упражнение,  вторую  четверть  посвящал диктовке,
исправлял ее, а затем, лихорадочно сверив свои жилетные часы со
стенными, принимался  писать  быстрым,  округлым  почерком,  со
страшной энергией нажимая на плюющееся перо, очередное задание.
Перед самым его уходом я выпрашивал у него любимую пытку. Держа
в своем похожем на окорок кулаке мою небольшую руку, он говорил
лимерик  (нечто  вроде  пятистрочной  частушки  весьма  строгой
формы) о lady frorn Russia, которая кричала, screamed, когда ее
сдавливали, cruched  her,  и  прелесть  была  в  том,  что  при
повторении  слова  "screamed" Бэрнес все крепче и крепче сжимал
мне руку, так что я никогда не выдерживал  лимерика  до  конца.
Вот перефразировка по-русски:

     Есть странная дама из Кракова:
     орет от пожатия всякого,
     орет наперед и все время орет --
     но орет не всегда
     одинаково.

     6

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.