Случайный афоризм
Нашёл в книге мысль, которая перевернёт всю его жизнь. И стал читать всё подряд, чтобы не упустить ни одной мысли, способной перевернуть жизнь. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

коровы  на  далеком лугу или грустнейшим криком птицы за речным
низовьем,  с  широкого   туманного   мохового   болота,   столь
недосягаемого,   что   еще  дети  Рукавишниковы  прозвали  его:
Америка.
     Брата уже уложили; мать, в гостиной, читает мне английскую
сказку перед сном. Подбираясь к страшному месту,  где  Тристана
ждет  за холмом неслыханная, может быть роковая, опасность, она
замедляет чтение, многозначительно разделяя слова, и прежде чем
перевернуть страницу, таинственно кладет на нее маленькую белую
руку с  перстнем,  украшенным  алмазом  и  розовым  рубином;  в
прозрачных  гранях  которых,  кабы  зорче тогда гляделось мне в
них, я мог бы различить ряд комнат, людей, огни, дождь, площадь
-- целую эру эмигрантской жизни, которую предстояло прожить  на
деньги, вырученные за это кольцо.
     Были  книги  о  рыцарях,  чьи  ужасные,--  но  удивительно
свободные от инфекции  --  раны  омывались  молодыми  дамами  в
гротах.  Со  скалы,  на  средневековом  ветру,  юноша в трико и
волнисто-волосатая  дева  смотрели  вдаль  на  круглые  Острова
Блаженства.   Была  одна  пугавшая  меня  картинка  с  каким-то
зеркалом, от которой я всегда  так  быстро  отворачивался,  что
теперь   не   помню  ее  толком!  Были  нарочито  трогательные,
возвышенно  аллегорические  повести,  скроенные  малоизвестными
англичанками  для  своих  племянников и племянниц. Особенно мне
нравилось, когда текст,  прозаический  или  стихотворный,  лишь
комментировал   картинки.  Живо  помню,  например,  приключения
американского Голивога. Он представлял собою крупную,  мужского
пола  куклу  в  малиновых  панталонах и голубом фраке, с черным
лицом, широкими губами  из  красной  байки  и  двумя  бельевыми
пуговицами  вместо  глаз.  Пять  деревянных,  суставчатых кукол
составляли его скромный гарем. Из них  две  старших  смастерили
себе   платья   из   американского   флага:  Пегги  взяла  себе
матронистые полоски, а Сарра Джейн -- грациозные звезды, и  тут
я  почувствовал  романтический  укол,  ибо  нежно-голубая ткань
особенно женственно облекала ее нейтральный  стан.  Две  других
куклы, близнецы, и пятая, крохотная Миджет, остались совершенно
нагими, и следовательно бесполыми,
     В  рождественскую  ночь  проснулись  игрушки  и так далее.
Сарру  Джейн  испугал  и  по-видимому  ушиб  какой-то  лохматый
наглец,  взвившийся на пружинах из своей разукрашенной коробки,
и  это  было  неприятно  (бывало,  в  гостях  нравившаяся   мне
какая-нибудь  девочка,  прищемив  палец  или шлепнувшись, вдруг
превращалась  в  страшного  багрового  урода  --  ревущий  рот,
морщины).   Затем  им  попался  навстречу  печальный  восточный
человечек, тосковавший в чужой Америке. Выйдя  на  улицу,  наши
друзья  бросались  снежками.  В  других  сериях  они  совершали
велосипедную поездку в страну бежевых каннибалов  или  катались
на проглотившем аршин красном автомобиле тех времен (около 1906
года),  причем  Сарра  Джейн  была наряжена в изумрудную вуаль,
окончательно меня покорившую. Однажды Голивог построил  себе  и
четырем   из   своих   кукол  дирижабль  из  желтого  шелка,  а
миниатюрному Миджету--собственный маленький воздушный шар.  Как
ни  было  увлекательно  путешествие  голивогской  группы,  меня
волновало  другое:  со  страстной   завистью   я   смотрел   на
лилипутового  аэронавта,  ибо  в гибельной черной бездне, среди
снежинок  и  звезд,  счастливец   плыл   совершенно   отдельно,
совершенно один.

     3

     Затем   вижу:   посреди   дома,   вырастая   из  длинного,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.