Случайный афоризм
Библиотека – души аптека. (Гарун Агацарский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что  пронесся  ассирийский профиль дядиного кучера,-- бархатный
бюст, малиновые рукава,-- и дядино канотье) ужасно  жалобные  и
переливчатые звуки:

      Un vol de tourterelles strie le ciel tendre,
      Les chrysanthиmes se parent pour la Toussaint.
       ( Голубиная стая штрихует нежное небо,
      Хризантемы   наряжаются   к   празднику   Всех  Святых...
(франц.).)

     доплывали до меня в петлистых тенях дышащей в такт  аллеи,
и  в  ее  конце открывался мне красный песок садовой площадки с
углом зеленой усадьбы, из бокового окна которой, как  из  раны,
лилась эта музыка, это пенье.

     8

     Заклинать  и  оживлять  былое я научился Бог весть в какие
ранние годы -- еще тогда, когда в сущности никакого былого и не
было. Эта страстная энергия  памяти  не  лишена,  мне  кажется,
патологической  подоплеки -- уж чересчур ярко воспроизводятся в
наполненном солнцем мозгу разноцветные стекла веранды, и  гонг,
зовущий  к  завтраку,  и  то,  что  всегда  тронешь  проходя --
пружинистое круглое место в голубом сукне  карточного  столика,
которое   при   нажатии  большого  пальца  с  приятной  спазмой
мгновенно выгоняет тайный ящичек, где лежат красные  и  зеленые
фишки  и  какой-то ключик, отделенный навеки от всеми забытого,
может быть и тогда уже не существовавшего замка. Полагаю, кроме
того, что моя способность держать при  себе  прошлое  --  черта
наследственная. Она была и у Рукавишниковых и у Набоковых. Было
одно  место  в лесу на одной из старых троп в Батово, и был там
мосток через ручей, и было подгнившее бревно  с  края,  и  была
точка  на  этом бревне, где пятого по старому календарю августа
1883 года вдруг села, раскрыла шелковисто-багряные с павлиньими
глазками крылья и была поймана  ловким  немцем-гувернером  этих
предыдущих    набоковских    мальчиков    исключительно   редко
попадавшаяся в  наших  краях  ванесса.  Отец  мой  как-то  даже
горячился,  когда  мы с ним задерживались на этом мостике, и он
перебирал и разыгрывал всю сцену сначала,  как  бабочка  сидела
дыша,  как ни он, ни братья не решались ударить рампеткой и как
в напряженной тишине немец ощупью выбирал у него из рук  сачок,
не сводя глаз с благородного насекомого.
     На  адриатической вилле, которую летом 1904 года мы делили
с Петерсонами (я узнаю ее до сих пор по большой белой башне  на
видовых  открытках Аббации), предаваясь мечтам во время сиесты,
при  спущенных  шторах,  в  детской  моей  постели,  я   бывало
поворачивался  на живот,--и старательно, любовно, безнадежно, с
художественным совершенством в подробностях (трудно совместимым
с нелепо малым числом сознательных лет),  пятилетний  изгнанник
чертил  пальцем  на подушке дорогу вдоль высокого парка, лужу с
сережками и мертвым жуком, зеленые столбы и навес подъезда, все
ступени его и  непременно  почему-то  блестящую  между  колеями
драгоценную  конскую подкову вроде той, что посчастливилось мне
раз найти--и при этом у меня разрывалась  душа,  как  и  сейчас
разрывается.  Объясните-ка,  вы,  нынешние  шуты-психологи, эту
пронзительную репетицию ностальгии!
     А  вот  еще  помню.  Мне  лет  восемь.  Василий   Иванович
поднимает   с   кушетки   в  нашей  классной  книжку  из  серии
Bibliothиque Rosй. Вдруг, блаженно застонав, он находит  в  ней
любимое  им  в  детстве  место:  "Sophie  n'йtait pas jolie..."

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.