Случайный афоризм
Ни один великий поэт не может не быть одновременно и большим философом. Сэмюэл Тейлор Колридж
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

женщина?  Прогоните  ее!"  (франи.))  --  кричал он моей
матери,  указывая  трясущимся  перстом   на   бельгийскую   или
голландскую  королеву,  остановившуюся,  чтобы справиться о его
здоровье. Смутно вижу себя  подбегающим  к  его  креслу,  чтобы
показать  ему красивый камушек, который он медленно осматривает
и  медленно  кладет  себе  в  рот.  Ужасно  жалею,   что   мало
расспрашивал   мать  впоследствии  об  этой  странной  поре  на
начальной границе моего сознания и на конечном пределе сознания
дедовского.
     Все дольше и дольше становились припадки забытья. Во время
одного такого затмения всех чувств он был перевезен  в  Россию.
Моя  мать  закамуфлировала  комнату  под  его  спальню в Ницце.
Подыскали похожую мебель,  наполнили  вазы  выписанными  с  юга
цветами   и   тот  уголок  стены  (мне  особенно  нравится  эта
подробность), который можно было наискось разглядеть  из  окна,
покрасили  в  блестяще-белый цвет, так что при каждом временном
прояснении рассудка больной видел себя  в  безопасности,  среди
блеска и мимоз иллюзорной Ривьеры, художественно представленной
моей  матерью,  и  умер он мирно, не слыша голых русских берез,
шумящих мартовским прутяным шорохом вокруг дома.

     3

     Отец вырос в казенных апартаментах против Зимнего  Дворца.
У  него  было  три  брата,  Дмитрий  (женатый  первым браком на
Фальц-Фейн), Сергей  (женатый  на  Тучковой)  и  Константин  (к
женщинам равнодушный, чем поразительно отличался ото всех своих
братьев). Из пяти их сестер Наталья была за Петерсоном, Вера --
за  Пыхачевым,  Нина  --  за  бароном Раушем фон Траубенберг (а
затем  за  адмиралом  Коломейцевым),  Елизавета  --  за  князем
Витгенштейном,  Надежда--за  Вонлярлярским.  К  началу  второго
десятилетия века у меня было так сказать данных, т. е, вошедших
в сферу моего родового сознания и установившихся  там  знакомым
звездным  узором, тринадцать двоюродных братьев (с большинством
из которых я был в разное  время  дружен)  и  шесть  двоюродных
сестер (в большинство из которых я был явно или тайно влюблен).
С  некоторыми  из этих семейств, по взаимной ли симпатии или по
соседству земель, мы виделись значительно чаще, чем с  другими.
Пикники, спектакли, бурные игры, наш таинственный вырский парк,
прелестное  бабушкино  Батово,  великолепные  витгенштейновские
имения--Дружноселье  за  Сиверской  и  Каменка   в   Подольской
губернии  --  все  это  осталось  идиллически гравюрным фоном в
памяти, находящей теперь схожий рисунок только в совсем  старой
русской литературе.

     4

     Со   стороны   матери   у  меня  был  всего  один  близкий
родственник -- ее единственный оставшийся в живых брат  Василий
Иванович  Рукавишников;  был  он  дипломат,  как  и  его  свояк
Константин Дмитриевич  Набоков,  которого  я  упомянул  выше  и
теперь  хочу  подробнее  воскресить  в мыслях,--до вызова более
живого, но в грустном и тайном  смысле  одностихийного,  образа
Василья Ивановича.
     Константин   Дмитриевич   был   худощавый,   чопорный,   с
тревожными глазами, довольно меланхоличный холостяк, живший  на
клубной  квартире  в Лондоне, среди фотографий каких-то молодых
английских  офицеров,  и  не  очень   счастливо   воевавший   с
соперником  по  посольскому первенству Саблиным. Ответив как-то
"Нет, спасибо, мне тут рядом", а в другом случае изменив  планы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.