Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

замечанию репортера, шестьсот сорок три дня "de nourriture,  de
loyer  et  d'entretien  du  pere Crepin" (стоимости пропитания,
жилья и обуви), видимо рабочему человеку  жилось  тогда  дешево
Однако  баронессе  костюмы  показались слишком открытыми, и она
отказалась принять их Портниха прислала "buissier" -- судебного
пристава, после чего моя прабабка, женщина страстного нрава  (и
не  столь  добродетельная,  как  можно  было бы заключить из ее
возмущения низким вырезом) подала на портниху в  суд,  жалуясь,
что  наглые мамзели, принесшие наряды, в ответ на ее слова, что
такие декольте не подходят благородным девицам, "se sont permis
d'exposer  des  thйories  йgalitaires  du  plus  mouvais  goыt"
(позволили   себе   высказать   превульгарные   демократические
теории). К этому она  добавляла,  что  поздно  было  заказывать
другие  костюмы,--и рыдающие дочки не пошли на бал; что пристав
и его  сподручные  развалились  в  креслах,  предоставив  дамам
стулья;  а  главное,  что  этот  пристав  смел  грозить арестом
господину Набокову, "Conseiller d'Etat, homme sage et plein  de
mesure"   (статскому   советнику,  человеку  рассудительному  и
уравновешенному) только потому,  что  тот  попробовал  пристава
выбросить из окна. Не знаю, как это случилось, но портниха дело
проиграла,  причем  ей  не  только  пришлось  вернуть деньги за
костюмы, но еще отвалить истице  тысячу  франков  за  моральный
ущерб.  Счет  же за дивную колымагу, поданный каретником весной
1791 г. (5944 ливров), так и остался неоплаченным.
     В 1878 году  Дмитрий  Николаевич  был  назначен  министром
юстиции. Одной из заслуг его считается закон 12 июня 1884 года,
который  на  время прекратил натиск на суд присяжных со стороны
реакционеров. Когда в 1885 го-ду он вышел в отставку, Александр
Третий  ему  предложил  на  выбор  либо  графский  титул,  либо
денежное вознаграждение; благоразумный Набоков выбрал второе. В
том  же году "Вестник Европы" выразился о его деятельности так:
"Он действовал как капитан корабля во  время  сильной  бури  --
выбросил  за  борт часть груза, чтобы спасти остальное",--что в
отношении  контрапункта  изящно  перекликается  с  началом  его
карьеры,  когда  будущий  законник  чуть  не  выбросил  сгоряча
представителя закона за окно.
     К концу жизни рассудок Дмитрия Николаевича  помутился.  Он
понимал,  что  тяжело  болен,  но он верил, что все образуется,
коль скоро он останется жить на Ривьере; врачи же полагали, что
ему нужен горный или северный климат. Где-то в Италии он  бежал
из-под надзора доктора и довольно долго блуждал, как некий Лир,
понося  детей  своих на радость случайным прохожим. В 1903 году
моя мать, единственный человек, с чьим присмотром  он  мирился,
ходила за ним в Ницце; брат и я--ему шел четвертый, а мне пятый
год  --  жили  там  же, с англичанкой мисс Норкот. Помню, как в
блеске утра оконницы дребезжали на  упругом  морском  ветру,  и
какая  это  была  чудовищная, ни с чем не сравнимая боль, когда
капля растопленного сургуча  упала  мне  на  руку.  При  помощи
свечки,  пламя  которой  было  изумительно  бледно  на  солнце,
заливавшем каменные плиты, я только что  так  хорошо  занимался
превращением  плавких  колоритных  брусков  в  дивно  пахнущие,
карминовые,изумрудные, бронзовые кляксы.  Мисс  Норкот  была  в
саду  с  братом;  на мой истошный рев прибежала, шурша, мама, и
где-то поодаль, на той  же  или  смежной  террасе,  мой  дед  в
двухколесном  кресле  бил  концом  трости по звонким плитам. Ей
приходилось с  ним  нелегко.  Он  бранился  похабными  словами.
Служителя,  катавшего  его по Promenade des Anglais (Английская
набережная (франц.)),  он  все  принимал  за  нелюбимого
сослуживца--Лорис-Меликова,  умершего пятнадцать лет тому назад
в той же Ницце. "Qui est cette femme?  Chassez-la!"  ("Кто  эта

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.