Случайный афоризм
Главное призвание писателя - нести людям правду, учить и воспитывать их. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не  заметил  ее  пуанты  и  довольно скоро нашел бы ее решение,
минуя те замысловатые мучения, которые в ней  ожидали  опытного
умника;  ибо  этот опытный умник пренебрег бы простотой и попал
бы в узор иллюзорного решения,  в  "блестящую"  паутину  ходов,
основанных  на  теме,  весьма  модной  и "передовой" в задачном
искусстве (состоящей в том, чтобы в процессе победы над черными
белый король парадоксально подвергался шаху); но это  передовое
"решение",  которое  очень  тщательно, со множеством интересных
вариантов, автор подложил разгадчику,  совершенно  уничтожалось
скромным  до нелепости ходом едва заметной пешки черных. Умник,
пройдя через этот адский лабиринт, становился мудрецом и только
тогда добирался до простого ключа задачи, вроде того, как  если
бы  кто  искал  кратчайший  путь из Питтсбурга в Нью-Йорк н был
шутником послан туда через Канзас, Калифорнию,  Азию,  Северную
Африку  и  Азорские  острова.  Интересные дорожные впечатления,
веллингтонии, тигры, гонги,  всякие  красочные  местные  обычаи
(например,  свадьба  где-нибудь  в Индии, когда жених и невеста
трижды обходят священный огонь в земляной  жаровне,--  особенно
если   человек   этнограф)   с  лихвой  возмещают  постаревшему
путешественнику досаду, и, после всех приключений, простой ключ
доставляет мудрецу художественное удовольствие.
     Помню, как я медленно выплыл из обморока шахматной  мысли,
и  вот,  на громадной английской сафьяновой доске в бланжевую и
красную клетку, безупречное положение было сбалансировано,  как
созвездие.  Задача  действовала, задача жила. Мои Staunton'ские
шахматы (в 1920-ом году дядя Константин подарил их моему отцу),
великолепные массивные фигуры на байковых подошвах, отягощенные
свинцом, с пешками в шесть сантиметров ростом и королями  почти
в  десять,  важно  сияли лаковыми выпуклостями, как бы сознавая
свою роль на доске. За такой же доской, как раз уместившейся на
низком столике, сидели Лев Толстой и А. Б.  Гольденвейзер  6-го
ноября  1904-го года по старому стилю (рисунок Морозова, ныне в
Толстовском Музее в Москве), и рядом с ними, на  круглом  столе
под  лампой,  виден  не  только  открытый  ящик для фигур, но и
бумажный  ярлычок  (с   подписью   Staunton),   приклеенный   к
внутренней  стороне  крышки.  Увы,  если  присмотреться  к моим
двадцатилетним (в 1940-ом году) фигурам, можно  было  заметить,
что  отлетел  кончик  уха  у  одного  из  коней,  и основания у
двух-трех пешек чуть подломаны, как край  гриба,  ибо  много  и
далеко  я  их  возил,  сменив  больше пятидесяти квартир за мои
европейские годы; но на верхушке королевской ладьи  и  на  челе
королевского  коня  все еще сохранился рисунок красной коронки,
вроде круглого знака на лбу у счастливого индуса.
     Мои часы -- ручеек времени по сравнению с  оледенелым  его
озером на доске -- показывали половину третьего утра. Дело было
в мае--около 19-го мая 1940-го года. Накануне, после нескольких
месяцев  ходатайств, просьб и брани, удалось впрыснуть взятку в
нужную крысу в нужном отделе,  и  этим  заставить  ее  выделить
нужную visa de sortie (Выездную визу (франц.) ), которая
в  свою очередь давала возможность получить разрешение на въезд
в Америку. Глядя на мою шахматную задачу, я вдруг почувствовал,
что с окончанием работы  над  ней  целому  периоду  моей  жизни
благополучно  пришел конец. Кроме скуки и отвращения, Европа не
возбуждала во мне ничего. Кругом было очень  тихо.  Облегчение,
которое  я  испытывал,  придавало  тишине  некоторую  нежность.
Из-под дивана  выглядывал  игрушечный  грузовичок,  В  соседней
комнате ты и наш маленький сын мирно спали. Лампа на столе была
в  чепце из голубой сахарной бумаги (военная предосторожность),
и вследствие  этого  электрический  свет  окрашивал  лепной  от
табачного дыма воздух в лунные оттенки. Непроницаемые занавески

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.