Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                             Владимиp Набоков

                              КАМЕРА ОБСКУРА




     I

     Приблизительно в 1925 г. размножилось по всему свету милое,  забавное
существо - существо теперь уже почти забытое, но в свое  время,  т.  е.  в
течение трех-четырех лет, бывшее вездесущим, от Аляски  до  Патагонии,  от
Маньчжурии до Новой Зеландии, от Лапландии до Мыса Доброй Надежды, словом,
всюду, куда проникают цветные открытки, - существо,  носившее  симпатичное
имя Cheepy.
     Рассказывают, что его  (или,  вернее,  ее)  происхождение  связано  с
вопросом о вивисекции. Художник  Роберт  Горн,  проживавший  в  Нью-Йорке,
однажды завтракал со случайным знакомым  -  молодым  физиологом.  Разговор
коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще
не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука  не  только
допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время
возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще
входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает  куда  больше  особей,
чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал  он  Горну,  -
вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка
и пустите, так сказать,  на  волны  моды  какого-нибудь  многострадального
маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте  к  этим  картинкам
шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко  упоминалось  о  трагической
связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать
очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым  ореолом
модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой,  в
сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне  напоминают
крыс. Бог с ними. Пускай пищат под  скальпелем".  Но  как-то  раз,  спустя
месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии  картинок,  которую
просило у него  издательство  иллюстрированного  журнала,  вспомнил  совет
чувствительного физиолога - и в тот  же  вечер  легко  и  быстро  родилась
первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло  -
очаровало, хитренькое выражение этих  блестящих  бисерных  глаз,  круглота
форм, толстый задок и гладкое  темя,  манера  сусликом  стоять  на  задних
лапках,  прекрасный  крап,  черный,  кофейный  и  золотой,  а  главное   -
неуловимое  прелестное  -  смешное  нечто,   фантастическая,   но   весьма
определенная  жизненность,  -   ибо   Горну   посчастливилось   найти   ту
карикатурную  линию  в  облике  данного  животного,   которая,   являя   и
подчеркивая все самое забавное в нем, вместе с тем как-то приближает его к
образу человеческому. Вот  и  началось:  Чипи,  держащая  в  лапках  череп
грызуна (с этикеткой: Cavia cobaja) и восклицающая "Бедный  Йорик!";  Чипи
на лабораторном столе, лежащая брюшком вверх и  пытающаяся  делать  модную
гимнастику, - ноги  за  голову  (можно  себе  представить,  сколь  многого
достигли ее короткие задние лапки);  Чипи  стоймя,  беспечно  обстригающая
себе коготки подозрительно тонкими ножницами, -  причем  вокруг  валяются:
ланцет, вата, иголки, какая-то тесьма... Очень  скоро,  однако,  нарочитые
операционные намеки совершенно отпали, и Чипи начала появляться  в  другой
обстановке и  в  самых  неожиданных  положениях  -  откалывала  чарльстон,
загорала до полного меланизма на солнце и т. д. Горн живо  стал  богатеть,
зарабатывая на репродукциях, на цветных открытках, на фильмовых  рисунках,
а также на изображениях Чипи в трех измерениях,  ибо  немедленно  появился
спрос на плюшевые, тряпичные, деревянные, глиняные подобия Чипи. Через год
весь мир был в нее влюблен. Физиолог не раз в  обществе  рассказывал,  что
это он дал Горну идею морской свинки, но ему никто не верил, и он перестал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.