Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мысленно она уже была далеко, когда в палату вошла ее свекровь. Элейн тепло обняла ее, и впервые после случившегося у 
Таши внутри что-то дрогнуло.
     - Бедная, бедная моя девочка. Какой ужас, - произнесла Элейн, и Таша почувствовала, как слезы подступают к ее глазам.
     - Мне надо было быть осторожнее, - ответила она дрожащим голосом, и Элейн опустилась на край кровати.
     - Всякое случается. Некого винить. Печально, но дети еще будут. Таша прикрыла глаза.
     - Наверное. - Она знала, что это не так, но смолчала.
     Элейн нежно погладила ее по щеке.
     - Ты так сейчас говоришь, но придет время... А пока что готовься, поедешь домой вместе с нами.
     Таша вяло улыбнулась.
     - Вы всегда были так добры ко мне, Элейн. Женщина похлопала се по руке.
     - С тобой, милочка, легко быть доброй. Ты хороший человек. Мы с Джоном думаем, что Чейзу очень повезло с тобой. Ну 
что, тебе сказали, когда выпишут?
     Она пробыла в палате еще с час, болтая о том о сем, и ушла, пообещав вернуться пораньше следующим утром.
     Таша уже оделась и ждала их, когда Элейн с Джоном приехали за ней. Они отвезли ее в свой дом. Она поднялась в комнату, 
которую когда-то делила с Чейзом, переоделась, собрала вещи и спустилась вниз.
     Поставив чемодан у двери, она нашла родителей в холле. И замерла в дверном проеме.
     - Я уезжаю, - произнесла она тихо, и Калдеры с ужасом обернулись.
     - Уезжаешь? - Элейн потеряла дар речи. - Но куда?
     - Не могу сказать вам. Мне необходимо уехать, и я не хочу, чтобы Чейз последовал за мной.
     Они оба уже вскочили и не сводили с нее глаз.
     - Почему ты не хочешь, чтобы Чейз нашел тебя? - спросил Джон, и Таша вздохнула.
     - Потому что так лучше.
     - Сбегать никогда не лучше, Таша. Правильнее остаться и спокойно разрешить все проблемы, - возразил Джон, но она лишь 
покачала головой.
     - Не теперь. Сейчас правильнее - расставить по своим местам все, что я натворила с самого начала.
     Лицо Элейн выражало все большую тревогу.
     - Таша, милая, ты запуталась.
     - Я лгала вам, - честно призналась Таша, смотря им прямо в глаза. - Когда я встретила вас впервые, то заставила всех 
поверить, что я - невеста Чейза. Но это неправда. Мы с сестрой близнецы. Чейз был помолвлен с ней.
     - Боже правый! - воскликнула Элейн, упав в кресло.
     Но Таша упрямо продолжала:
     - Я влюбилась в него и выдала себя за нее. Чейз полюбил меня, принимая за нее.
     Калдеры молча осмысливали, что она сказала. Тишину нарушил Джон.
     - Когда Чейз узнал это? - спросил он, и Таша поняла, что свекор и раньше что-то подозревал.
     - Чуть больше недели назад, - ответила она резко, и Элейн вздохнула:
     - О, Таша, нет!
     Скупые слезы выступили у Таши на глазах.
     - Теперь вы знаете правду. Мне пора. Это единственный способ все наладить. - Она отвернулась, но, прежде чем открыть 
дверь, взглянула на них. Они не пошевелились. - Передайте Чейзу, что ему больше не о чем жалеть. Он свободен.
     И ушла, забрав чемодан и захлопнув входную дверь. Бросила вещи в багажник, села сама, завела мотор и уехала, даже не 
обернувшись.
     А в доме Джон Калдер многозначительно переглянулся с женой и кинулся к телефону.

Глава 10

     Несколько дней спустя Таша стояла, облокотившись на перила, на веранде снятого ею домика и наблюдала ночной ливень. 
Кромешная тьма окутывала реку, и горы виднелись лишь черными контурами. Чтобы согреться, Таша потирала руки.
     Она стояла так часами. Долгими, пустыми часами. Что теперь ей делать, было неясно. Неделю назад она точно знала - 
необходимо уехать. Теперь перед ней не было никакой цели, никакого стремления чем-то заняться.
     Зачем торопиться, если все, что имело значение, кануло в прошлое?
     Она в тысячный раз уставилась в темноту. Видимо, эти места красивы в солнечную погоду, но дождь лил не переставая с 
момента се отъезда от Калдеров. Надо бы, наверное, приготовить ужин, но есть не хотелось. Ничего не хотелось, она ничего не 
чувствовала, кроме холодного ветра и дождя.
     Дрожь пронизала ее.
     - Замерзла, Таша? - заботливо спросил мягкий, до боли знакомый голос, и она обернулась.
     Чейз.
     Он стоял в конце веранды, проводя рукой по своим черным намокшим волосам. Он был одет в коричневую кожаную 
куртку, такие же ботинки и выцветшие синие джинсы, подчеркивающие стройность длинных ног.
     - Разве ты не был в суде? - произнесла она безразличным тоном; чтобы добраться сюда в это время, ему пришлось уехать 
еще днем.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.