Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Надеялся, - признал Чейз, проводя рукой по шее. - Черт возьми, почему ты не легла?
     - Не могу заснуть. Мне больше не нравится спать одной, - произнесла Таша откровенно и поняла, что попала в точку.
     - Ради Бога, зачем ты это делаешь, Таша? Ты просто подставляешь себя под удар! - Чейз напряженно вздохнул, медленно 
приближаясь. Подойдя к раковине, он остановился, опершись на нее.
     - Вряд ли ты сможешь причинить мне еще большую боль. Меня убивает то, что ты меня отталкиваешь, - сказала Таша честно.
     Он нахмурился.
     - Чего ты хочешь?
     - Чтобы ты любил меня.
     Ее слова заставили его моментально выпрямиться.
     - Черт, у тебя что, нет гордости? Иногда гордость уместна, но не сейчас.
     - В данный момент нет. Гордость не согреет меня, не обнимет ночью. Он с силой сжал зубы.
     - Я не могу дать тебе этого.
     В глазах Таши вспыхнули огоньки.
     - То есть не хочешь.
     - Перестань, Таша, - предупредил Чейз, но она лишь покачала головой.
     - Не могу. - Ей надо так много вернуть, слишком много.
     Его губы горько изогнулись.
     - Значит, ты дура.
     Она не сводила с него глаз, готовя самое мощное оружие.
     - Какая ни есть - ты хочешь меня. Ты это чувствуешь так же, как и я. Он глухо засмеялся.
     - У меня по мужской части все в порядке, а секс у нас всегда был хорошим.
     Таша разозлилась, но не дала воли эмоциям.
     - Не преуменьшай. У нас было нечто большее, чем только хороший секс. Я любила тебя, а ты любил меня, Чейз.
     - Любовь - смутное понятие.
     Их взгляды скрестились в яростной схватке.
     - Ты не отступишь ни на дюйм, да? - спросила она, так глубоко чувствуя его, что было просто немыслимо не протянуть руку 
и не дотронуться. Сумасшествие какое-то. Однако, если она попытается, сделать это, он снова ее оттолкнет. Он человек чести. 
Не верит ей - значит, не может ее любить. Ни душевно, ни физически.
     - Я не могу забыть, что ты сделала, - сказал Чейз, как отрезал.
     Ее ресницы задрожали.
     - Если не простишь, куда это приведет? Как долго это будет продолжаться?
     - Пока я не буду уверен, - произнес он твердо, и она в отчаянии покачала головой.
     - Уверен в чем? Что можешь снова мне доверять? Скажи, что мне сделать, и я сделаю! Поклянусь на целой горе Библий, если 
поможет. - Отчаяние встало у нее комком в горле. - Черт, выступлю на телевидении, если необходимо! Разве ты не понимаешь, 
что ради тебя я сделаю что угодно?
     Чейз подошел к ней, взял ее за плечи и поднял на ноги.
     - Я ничего от тебя не хочу. Я... - Слова растворились в воздухе, когда он почувствовал ее так близко; он закрыл глаза, касаясь 
пальцами ее теплой кожи.
     В ту же секунду Таша с замиранием сердца поняла, что Чейз притягивает ее к себе. Но тут он вдруг оттолкнул ее со стоном и 
отвернулся.
     - Черт!
     Она закусила губу и протянула к нему дрожащую руку.
     - Чейз...
     Он отпрянул в сторону так быстро, что она испугалась.
     - Не трогай меня!
     Таша обхватила себя руками.
     - Прекрати прогонять меня!
     - Я должен. Черт побери, я должен, - повторял Чейз, будто старался убедить себя, а не ее.
     Сердце Таши разрывалось от боли за них обоих.
     - Почему, если мы оба знаем, что ты этого не хочешь? - спросила она с надрывом. К ее удивлению, он рассмеялся.
     - Ты что, никогда не сдаешься? - Он заставил ее покраснеть.
     - Я не откажусь от тебя. Сначала тебе придется убить меня. - Истинная правда, ни больше ни меньше.
     Он смотрел ей в глаза, и то, что прочел там, вызвало у него вздох.
     - Ты представляешь, как я хочу поцеловать тебя? - сдавленно прошептал он.
     - Да, - ответила она еле слышно. Она знала. Прекрасно знала, потому что хотела этого не меньше.
     Рука его будто по собственной воле покинула ее плечо и скользнула по щеке, коснулась губ. Таша затаила дыхание, это 
прикосновение обожгло ее. Она увидела решимость в его взгляде, внутреннюю борьбу и коснулась руками его груди.
     - Ты возненавидишь себя, - напомнила она, чувствуя, как горят ее пальцы с каждым прикосновением к нему. И как она 
жаждет прильнуть к его телу - вот оно, совсем близко...
     - Знаю, - согласился он кротко, склоняя голову.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.