Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

прежде чем рассыплется в порошок от перенапряжения.
     - Я всегда напеваю, когда что-нибудь делаю, - объяснила она смущенно.
     - Я заметил, - прохрипел он, стараясь дышать осторожно, не причиняя боли сломанным ребрам. Их глаза снова встретились, 
и Таша почувствовала, как еще один электрический разряд рассек воздух, унеся остатки ее самообладания. - Итак? - произнес 
он, снова улыбнувшись.
     Таша не понимала, о чем это он.
     - Итак? - переспросила она. Чейз поднял руку, сморщившись от боли, и указал на ее голову:
     - Твои волосы.
     Ее волосы? В замешательстве она поднесла к ним руку и вдруг поняла, что он имеет в виду. Глаза ее округлились. Она 
совсем позабыла, что у Натальи волосы длинные.
     - Ой, я... Я так нервничала, что постриглась. - Это звучало весьма глупо, но что поделаешь, Чейз не оставил в ее голове ни 
единой здравой мысли.
     - Жаль. А я-то мечтал зарыться в них лицом, когда мы предадимся любви.
     От этих слов ее щеки вспыхнули.
     - Чейз! - прошептала она, без всякого, впрочем, возмущения. Его слова возбудили ее.
     - Повтори, - мягко произнес он, вернее, простонал, но вовсе не от боли.
     Мурашки пробежали у нее по коже. Все чувства, казалось, обострились до предела. Такого прежде с ней никогда не 
происходило.
     - Что повторить? - вздохнула она.
     - Мое имя. Тебе удается произносить его чертовски сексуально, - пояснил он, сопровождая свои слова таким взглядом, 
который, будь он здоров, заставил бы ее растаять. Впрочем, ей и сейчас показалось, что в ногах ее нет костей.
     Мозг Таши будто переключился на чувственное восприятие. Она отчетливо знала, что ощущает и как реагирует Чейз.
     - Ты что, обольщаешь меня? - спросила она беспомощно.
     Огонек в его глазах разгорелся еще ярче:
     - А тебе невдомек?
     Хотя их разделяла комната, ей почудилось, что он дотронулся до нее, и у нее перехватило дыхание.
     - Ты... Ты думаешь, это правильно?
     - Ох, может, и нет, но я хотел убедиться, что не утратил свой шарм, - ответил он сдержанно.
     - Нет, не утратил, - заверила она, рассмешив его, и сама пожалела об этом, заметив, что ему больно смеяться. - Тебе плохо?
     - Мне было бы лучше, если бы ты была рядом.
     Он протянул руку, и, как мотылек на огонь, она приблизилась и пожала ее. В ту же секунду электрический разряд снова 
пронзил ее, она вздрогнула и опустила потемневшие глаза.
     - Забавно, да? - заметил он ласково, сплетая их пальцы.
     - Ты тоже почувствовал?.. - Голос у нее сорвался.
     Он кивнул.
     - До самых корней волос. Я все думаю, чего бы лишился, если бы умер.
     Только что кипевшая кровь застыла в ее жилах, леденя душу. Если бы он умер...
     - Наташа? Что такое?
     Беспокойство в голосе Чейза побудило ее поднять глаза.
     - Ты мог умереть, - сказала она, только сейчас поняв, что он для нее значит и как близка была возможность потерять его, еще 
не обретя. Она представила опустевший мир без него и испугалась силе своих чувств. Еще два дня назад он был для нее всего 
лишь именем, а сейчас стал всем.
     Пальцы Чейза сжали ее руку.
     - Не думай об этом, дорогая. Этого не случилось. Я жив, - произнес он успокаивающе.
     Таша ощущала силу этого человека, пусть даже прикованного сейчас к больничной койке. Да, он жив, и она безмерно 
благодарна за это судьбе.
     - Я рада, - ответила она и, не будучи в состоянии развивать эту тему, сменила ее:
     - Ты так и не сказал, понравилась ли тебе моя стрижка.
     Он пару минут неуверенно разглядывал ее, потом кивнул:
     - Тебе идет.
     Улыбка осветила ее лицо.
     - Что ж, спасибо. Ты проявил такт, но все равно приятно слышать, - рассмеялась она, вновь обретая самообладание.
     - Всегда к вашим услугам, - произнес он как услужливый клерк, и Таша расхохоталась. Она взглянула на его подбородок.
     - А ты, видимо, решил обзавестись щетиной. Как художник. И выглядишь чертовски... - Едва не сказав «сексуально», она 
резко замолчала. Но поздно: по глазам его было видно: он понял.
     - Смешно слышать такое, когда я беспомощен, как котенок! - упрекнул ее Чейз, рассматривая ее покрасневшее лицо. - А ты 
совсем не пользуешься косметикой.
     На этот раз Таша и глаза не подвела, совсем забыв, что Наталья никогда бы не допустила, чтобы ее увидели без «лица», даже 
в гробу.
     - Я решила, что глупо выглядеть суперзвездой в больнице, - объяснила девушка, надеясь, что он не настолько знает Наталью, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.