Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

В комнате тети, помогая ей укладываться спать, Фрэнни сказала:
- Мне не стоило так говорить. Прости, если я тебя огорчила. Вечно мой язык меня подводит. 
Ничего, скоро мы привыкнем к ним, и все пойдет гладко. Конечно, она сама не верила тому, что 
говорила, просто хотела немного поднять тете настроение. Уложив ее, Фрэнни отправилась в свою 
комнату и принялась писать Финну веселое письмо, что потребовало от нее немало времени и усилий. 
Брат ни в коем случае не должен заподозрить, что у них что-то неладно. Ни дать ни взять бедные 
родственницы из старинного романа, подумала Фрэнни, отправляясь в ванную.
Созерцание своего отражения в зеркале ничуть не улучшило ее настроения, так что она 
невольно задумалась о профессоре. Где он сейчас? - подумала она. Увидятся ли они еще когда-
нибудь? И если увидятся, то узнает ли он ее? В этом она сомневалась. У него, должно быть, уйма 
друзей, и навряд ли он скучает по вечерам.
Наконец вода в ванне настолько остыла, что Фрэнни пришлось выбраться из нее и лечь спать.
Среди ночи она проснулась от какого-то странного шума. Она оставила дверь ванной, которая разделяла 
их с тетей комнаты, открытой и теперь, вскочив и не обращая внимания на боль в ноге, бросилась через ванную 
в соседнюю комнату. Тетя плакала.
Фрэнни включила лампу у кровати и села.
- Это все оттого, что ты устала, - сказала она тете. - Все уладится, утро вечера мудренее. Конечно, 
здесь все совсем не так, как мы ожидали, так ведь? Но наверняка тетя Эдит и дядя Вильям чувствуют 
себя так же неловко, как и мы. Просто мы еще не освоились в новой обстановке.
Тетя обеспокоенно сказала:
- Я не уверена, что твоему дяде можно доверять, девочка моя. В молодости он был очень 
злопамятным. Он никогда не любил нас, и я не могу понять, отчего он вдруг так неожиданно взялся нам 
помогать. Меня это настораживает. Опасения миссис Блейк оказались не напрасными: ее брат до 
старости сохранил злопамятность.
Много лет Вильям не мог простить сестер за непокорность, пока это не переросло в навязчивую 
идею. Заставить их поплатиться стало для него жизненно важным делом. Смерть матери Фрэнни 
помешала ему, но он перенес свою ненависть на племянников. Выследить, где они живут, было 
нетрудно после получения от них письма, уведомлявшего о гибели их родителей. То, что они 
находятся в весьма стесненных обстоятельствах, было понятно уже по адресу - Фиш-стрит. Ага, 
значит, сироток забрала под свое крыло другая его сестрица. Он дождался своего часа. Лишь бы 
залучить бедных родственников в свой дом, а уж там он заставит их поплатиться за гордыню и 
непокорность.
Теперь все шло точно по плану. Судьба благоприятствовала ему.
Его сестра больна, как говорится, дышит на ладан, а Франческа такая же несносная, как ее мать, а 
может быть, и хуже... что ж, ее будущее предопределено. Они с Эдит уже немолоды; она станет их 
сиделкой - бесплатной, конечно Дядюшка готовил для племянницы судьбу старой девы.
Он был богат, но твердо решил: она не получит ни пенни. Тетя, еще пребывавшая в счастливом 
неведении относительно его планов, все же беспокоилась.
- А как же моя пенсия?..
Фрэнни успокаивала ее:
- Об этом не тревожься. Все уладится, я уверена.
Они принялись обсуждать, чем будут заниматься на новом месте: прогуливаться вместе по 
окрестностям, может быть, иногда ходить за покупками, работать в саду, знакомиться с новыми 
людьми - наверняка у тети Эдит множество знакомых, - играть с ними в бридж или смотреть 
телевизор. Тетя наконец расслабилась, но все же обеспокоенно заметила:
- Да, дорогая, все это хорошо, но ведь тебе необходимо общество твоих ровесников. Не можешь же ты 
всю жизнь просидеть, наблюдая, как пожилые немощные дамы играют в бридж или вяжут.
- Не волнуйся обо мне; я уверена, что дядя Вильям подыщет мне какое-нибудь занятие. - Фрэнни 
поцеловала тетю в щеку. -
Теперь ложись спать и ни о чем не думай. Все будет хорошо.
Конечно, все оказалось совсем не так. Фрэнни хватило пары дней, чтобы понять: они 
живут здесь на положении бедных родственниц. Тете полагалось большую часть дня проводить 
в своей комнате - якобы из-за ее болезни.
- Рекомендую тебе спокойный образ жизни, - сказал дядя Вильям. - Будешь спускаться вниз к столу, 
конечно, но остальное время тебе лучше проводить у себя.
Фрэнни возразила:
- Тете необходимы прогулки. Если бы вы выделили ей комнату на первом этаже, ей не 
пришлось бы тратить столько сил на подъем по ступенькам, для того чтобы погулять в саду. И не 
могли бы вы поговорить с вашим доктором, чтобы он пришел и осмотрел ее?
- Это совершенно ни к чему...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.