Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Я счастлива и так, тетя. Ты ведь тоже не хочешь ехать, не правда ли?
- Нет, дорогая; Только если меня потащат туда силой.
Четыре дня спустя, возвращаясь утром домой, Фрэнни поскользнулась на льду и вывихнула 
лодыжку. Проходивший мимо молочник остановился и помог ей добраться до дому. Он же вызвал 
врача, который вправил вывих и велел не наступать на эту ногу. Написав ей направление в 
больницу, он попросил ее приехать туда немного позже. В больнице ей осмотрели ногу, заверили, 
что ничего страшного нет, и отвезли домой. Добрый служащий, отвозивший ее, сказал, что ей 
придется еще раз приехать к доктору через несколько дней, а пока стараться не наступать на 
больную ногу.
Для подвижной Фрэнни необходимость почти не двигаться казалась настоящим кошмаром. 
Финн, когда был дома, помогал
чем мог, и тетя, несмотря на возражения Фрэнни, делала почти всю работу по дому. Но, невзирая на указания 
доктора, Фрэнни
несколько раз нарушала его предписания, отчего нога, несмотря на болеутоляющее, сильно ныла. К ее 
огромному облегчению,
доктор, осмотрев ногу через несколько дней, разрешил ей ходить. Фрэнни поковыляла домой, чувствуя себя 
хуже некуда.
Дома ее ждало еще одно расстройство - ответ от миссис Кемп, в котором сообщалось, что хотя 
она и сожалеет о несчастье, постигшем Фрэнни, но больше не может держать ее место свободным - 
временная сиделка, заменявшая Фрэнни, согласилась остаться. Значит, недельный заработок пропал.
- Что ж, - громко и нарочито весело сказала Фрэнни, - теперь уже и вправду хуже некуда, так что дела 
могут пойти только лучше.
Но кажется, она ошиблась. Услышав стук в дверь, она поковыляла к ней, чтобы открыть, и увидела на 
пороге дядю Вильяма.
Глава 5
Профессор, даже полностью погруженный в работу, к немалому своему раздражению, 
обнаружил, что лицо Фрэнни, ничем вроде бы не примечательное, прочно обосновалось в его 
мыслях. Нужно еще раз, решил он, поехать туда и увидеть ее, чтобы убедиться в том, что для него 
она не имеет ровно никакого значения. Его весьма бурный нрав, который он давно научился 
контролировать, вдруг снова стал выплескиваться наружу, так что даже честный Крисп как-то раз 
спросил, не слишком ли он усердствует на работе. "Может быть, вам стоит несколько дней 
отдохнуть, сэр?"
Обиженный взгляд Криспа заставил профессора поспешно ответить:
- Извини, Крисп. Я тут кое о чем раздумываю, и это "кое-что" меня сильно раздражает.
С полным достоинства видом приняв извинения, позже Крисп растолковал коту Тримблу, 
что, без сомнения, профессор планирует очередную безумную операцию. На самом деле 
профессор уже распланировал всю ближайшую неделю - и рабочее время, и досуг. Дня через два, 
подумал он, может быть, выдастся свободный вечер...
Но его плану не суждено было сбыться. Профессора срочно вызвали в Брюссель, где у 
одной Особо Важной Персоны случился сердечный приступ и могла потребоваться операция. В 
Брюсселе профессор пробыл три дня, назначил операцию через неделю и вернулся в Лондон, где 
его ожидала масса дел. О встрече с Фрэнни не могло быть и речи, хотя он о ней не забывал. 
Конечно, можно было просто позвонить в дом престарелых, но у нее, наверное, и без его звонков 
хватало дел. Тогда он подумал, что лучше написать - только вот о чем?
В конце недели он опять полетел в Брюссель, и поскольку его пациент был человеком 
весьма и весьма пожилым, то профессору пришлось остаться там и проследить, как вдет 
выздоровление. А вернувшись в Англию, он оказался заваленным делами, и немало времени 
утекло, прежде чем он снова вспомнил о Фрэнни.
На Фиш-стрит тем временем события развивались со скоростью света. Дядя Вильям взял 
инициативу в свои руки, несмотря на Фрэнни, которая, чувствуя себя больной и разбитой, все же 
старалась воспрепятствовать ему.
От тети ей практически не было поддержки, потому что миссис Блейк теперь ухватилась за 
брата, как утопающий за соломинку. Доводы Фрэнни, что все и так наладится через пару недель, не 
могли разубедить тетю. Впервые в жизни она настояла на своем:
- Не говори чепухи, дорогая. От меня пользы никакой, тебе ли это не знать. Ты работать не 
можешь, не говоря уже о том, чтобы присматривать за домом, готовить и ходить по магазинам. Твоя 
нога заживет еще не скоро. Я понимаю, ты не любишь дядю. Я тоже не люблю Вильяма, но он, 
кажется, изменился к лучшему. К тому же вовсе не обязательно жить у него всю жизнь.
- Финн... Я не могу его оставить. Куда он денется, если мы переедем?
К ее изумлению. Финн поддержал тетю:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.