Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Последующие несколько дней Фрэнни серьезно раздумывала над будущим. Уехать из Лондона 
не так-то просто. Финну
придется найти квартиру, но вряд ли он станет возражать. Их переезд сильно облегчит ему жизнь. Что касается 
тети, то, если ее
подготовить к этой мысли, она согласится. Этот дом все равно им не принадлежит, а в провинции можно найти 
жилье вполне
приличное и подешевле. К тому же если найти работу с приличным жалованьем...
Она изучила журнал "Леди", те колонки, где печатали объявления люди, искавшие 
домработницу, няню для детей или сиделку для пожилых родственников. Я не буду торопиться, 
говорила себе Фрэнни, я найду такую работу, которая меня устроит, обязательно вместе с жильем и 
не очень далеко от Лондона и Финна. В таком месте, где будет какой-нибудь женский клуб - для 
тети. Преисполненная новых надежд, она старалась не думать о печальном и особенные усилия 
прилагала к тому, чтобы не допускать в свои мысли профессора. Он, что называется, умыл руки, и 
правильно сделал. Она вела себя с ним грубо и неблагодарно. С какой стати ему помнить о ней?
Прошло около двух недель, и Фрэнни, хорошенько все обдумав, продолжала искать работу, 
ничего, однако, не говоря тете и Финну; Уже наклевывались вполне подходящие варианты. Три 
хороших места в Кенте, Суссексе и Суррее. Она написала по всем трем адресам; казалось, ничто 
не может помешать ее планам.
Однако кое-что помешало. Тетя подхватила сильную простуду, и, хотя доктор заверил их, что 
беспокоиться не о чем, больной было предписано оставаться в постели, пока не окончится 
назначенный ей курс антибиотиков, и ни в коем случае не выходить на улицу, пока не улучшится 
погода.
Фрэнни умудрялась работать, ходить по магазинам и убирать в доме, но из-за этого ей 
пришлось сократить свой сон на несколько часов. Она беспокоилась о тете и старалась не слишком 
загружать Финна.
Ей было ясно, что тете недостаточно того ухода, который она могла ей обеспечить. Фрэнни очень 
хотелось спросить у когонибудь совета, но у кого? На ум тут же пришел профессор, но она отмела эту 
мысль. Стой на своих ногах, подруга, и не жалуйся, скомандовала она себе.
Тетя медленно поправлялась, но когда она наконец смогла спуститься вниз, бледная, слабая и 
слегка раздражительная, то начала разговор на тему, которой Фрэнни пыталась избежать.
- Так дальше продолжаться не может, Фрэнни, - слабым голосом сказала она.
- Ты слишком много работаешь, и нам пора это прекратить. Я подумала, что мне следует пойти в 
дом...
- Не смей даже думать об этом! Твой дом там, где мы с Финном, тетя! Потерпи немного, скоро 
наши дела пойдут на лад.
- Дело не в терпении, - упрямо повторила тетя. - Я не собираюсь... - Ее прервал стук в дверь, и 
Фрэнни, обрадовавшись поводу прекратить разговор, побежала открывать.
На пороге стоял дядя Вильям, опираясь на костыли и на свою супругу, тетю Эдит. Это был 
низенького роста, полный, краснолицый человек, с густыми, постоянно насупленными бровями. Он 
резким голосом произнес:
- Ну же, девочка, не стой тут столбом, дай мне войти!
Дядю Вильяма не любил никто, за исключением его жены. Он был намного старше тети 
и матери Фрэнни - когда девочки родились, Вильям был уже донельзя избалованным 
подростком. Обожавшие его родители просто не желали обращать внимание на его дурной 
нрав, так что дурные задатки расцвели в нем самым пышным цветом. Сестренок это не очень 
смущало
- они отважно противостояли ему и однажды так яростно на него набросились, что дело закончилось 
огромным синяком у него под глазом, разбитым носом и несколькими выбитыми зубами.
Девочек строго наказали, но узнавшие об этой истории друзья Вильяма подвергли его такому 
граду насмешек, что он поклялся никогда в жизни не прощать этого сестрам и рано или поздно 
расквитаться с ними.
Эта возможность представилась ему гораздо раньше, чем можно было ожидать: их родители 
умерли в одночасье и Вильям остался старшим в семье.
Тетя сбежала из дому первой, выйдя замуж против воли своего брата, но ей уже исполнился 
двадцать один год, так что Вильям ничего не мог поделать. А вскоре и мать Фрэнни повстречала 
своего будущего мужа. Ей было только девятнадцать, когда она вступила в брак, несмотря на 
яростное сопротивление Вильяма.
Фрэнни, с детства считавшая дядюшку кем-то вроде семейного людоеда, теперь узрела его 
воочию, стоящего перед ней в дверях.
- Какой сюрприз, дядя Вильям! - изумилась она и кивнула его жене, худенькой женщине в 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.