Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Это ненадолго, уговаривала себя Фрэнни, только пока дела не наладятся.
- Мы можем написать дяде Вильяму, - предложил Финн.
- Нет, лучше умереть!
- Но он ведь брат нашей мамы - не может же он до сих пор злиться, что она вышла замуж против 
его воли. Это было так давно...
- Да, но он поклялся, что никогда ноги ее не будет в его доме, а когда мама с папой погибли в 
автокатастрофе, он даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь. Он всегда считал, что мама вышла 
замуж за человека, который ей неровня, хотя, конечно это ерунда. И вспомни, как ужасно он 
обращался с тетей, только за то, что она была на свадьбе и поддерживала с ними отношения.
- Но теперь, когда тетя так больна, неужели он откажется помочь?
- Финн, пока положение не станет отчаянным, я и слышать не хочу о дяде Вильяме. Он жадный и 
злой. Когда я написала ему о гибели родителей, он прислал письмо обратно, разорванное в клочки. Как 
жаль, что из папиных родственников никого не осталось в живых!
Она начала собирать со стола тарелки.
- Не беспокойся, Финн, все будет хорошо.
Она не стала говорить ему, что по пути домой позвонила в супермаркет и нанялась с восьми до 
десяти часов вечера укладывать товар на полки. Рождество было уже на носу, и найти временную 
работу труда не составляло. В супермаркете ей обрадовались и, когда Фрэнни сказала, что, возможно, 
ей придется скоро оставить эту работу, согласились и на это. Денег все равно было не густо, но, пока 
тетя в больнице, они должны жить как можно экономнее.
Прошло несколько дней, прежде чем старшая медсестра сказала Фрэнни, что ее тетя готова для 
операции.
- Операцию будет делать сам профессор ван дер Кеттенер, значит, у вашей тети есть все 
шансы на полное выздоровление. Он очень опытный хирург. На Рождество он возвращается в 
Голландию, но к тому времени ваша тетя поправится. Она уже немолода, так что пробудет у нас 
несколько дольше, чем обычно после подобной операции, но, конечно, мы вам будем сообщать о ее 
состоянии. - Медсестра улыбнулась Фрэнни. - У вас сейчас тревожное время, верно? Вы выглядите 
усталой; наверное, от недосыпания?
- Нет, сестра, все нормально. Конечно, я волнуюсь, но уверена, что все будет отлично. Хорошо бы забрать 
тетю домой до Рождества; как вы думаете, это возможно?
- Не исключено. Но впереди еще больше трех недель. Профессор сам все решит, прежде чем 
уехать. Дня через два он сделает ей операцию, а потом, конечно, оставит нам распоряжения, что делать 
дальше. Может быть, он сам с вами побеседует.
В день операции Фрэнни поехала в больницу прямо от леди Трампер. Тетя после 
операции была в сознании и выглядела такой маленькой в кровати, окруженной массой 
различных приборов и аппаратов... Она с улыбкой прошептала Фрэнни:
- Вот я и вернулась, дорогая, - и снова впала в забытье.
Фрэнни долго сидела у ее кровати, держа тетю за руку и ни о чем не думая. Она ужасно устала, 
почти не спала последние две ночи, но настояла на том, чтобы ей позволили остаться здесь как можно 
дольше. Время от времени приходила медсестра, чтобы проверить, все ли в порядке, улыбалась ей, 
шепотом предлагала выпить чаю или кофе, но Фрэнни только отрицательно качала головой. Приходил и 
молодой доктор, который разрешил Фрэнни остаться в больнице, пока он здесь.
- Я только зашел посмотреть, как ваша тетя, - весело сказал он, но в этот момент дверь в дальнем 
конце коридора открылась и вошли старшая медсестра, какой-то пожилой мужчина и профессор ван 
дер Кетгенер. Фрэнни поднялась, отошла к окну и уставилась невидящими глазами на улицу.
Прошло минут десять, если не больше, когда окружавшие кровать тети врачи удалились, и 
профессор приблизился к Фрэнни.
- Я очень доволен состоянием миссис Блейк, - без обиняков начал он. - Она проспит всю ночь 
под надежным наблюдением. Вы, должно быть, устали. Предлагаю вам вернуться домой и как следует 
выспаться. Позвоните сюда утром. Фрэнни посмотрела ему в лицо, стараясь угадать правду, но 
увидела только спокойно-доброе выражение.
- Вы говорите, что очень довольны тетиным состоянием. Но выздоровеет ли она полностью? И 
как долго она пробудет в больнице? А когда она вернется домой, нужен ли ей будет уход?
Профессор нахмурился.
- Слишком рано обсуждать подобные вопросы, мисс Боуин. Могу только заверить вас, что 
операция прошла успешно. Я закрыл образовавшуюся щель - она была довольно большая - между 
клапанами. Ваша тетя придет в себя примерно через сутки. Как я уже сказал, она будет под 
постоянным наблюдением. На здешний персонал вполне можно положиться.
- Да, конечно. Извините, что докучаю вам...
- Я понимаю ваше беспокойство. Миссис Блейк пробудет здесь около трех недель - подольше, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.