Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Счастливого пути! - бросила она таким тоном, словно сожалела о потерянном времени.
Глядя ей вслед, я вдруг ощутил запоздалое раскаяние. Но почему она все-таки не настояла на 
своем? Едва сдерживаю желание догнать стюардессу, но вовремя спохватываюсь: это было бы глупо, 
все равно ее уже не найти.
Да, но все же хорошо бы заняться поисками транспорта. Мне вспомнилось место, где моторок всегда 
полно, - в начале канала Рио Нуово. Силуэты их корпусов видны даже в густом тумане. Я выхожу на причал, 
зову, стучу в кабину, но не получаю никакого ответа. Все катера пусты. Может, подождать, пока хозяева 
вернутся? А если они не появятся до утра?
Спотыкаюсь о спящее тело, завернутое в одеяло и растянувшееся прямо на пристани. Не думал, что в 
Венеции есть бродяги.
Этот, впрочем, оказался сторожем. Он быстро сел и протер глаза. Из его слов удается понять, что этой 
ночью ни одно моторное судно не отчалит, какую бы цену я ни предложил, потому что такого непроглядного 
тумана тут еще не бывало.
- Но можно найти хотя бы гондолу?
- Ни в коем случае! Я возмущаюсь.
- Вы же так хорошо знаете все протоки, что можете плавать с закрытыми глазами! Неужели нет 
сигнальных огней на самых опасных поворотах?
Разговор явно нравится старику, и он участвует в нем со знанием дела. Со всеми подробностями 
излагает историю местного судоходства, сетует на то, что во времена его молодости транспорт был лучше, 
чем сегодня, поскольку тогда еще здесь не объявились люди с материка, которые имеют привычку всюду 
совать свой нос...
Мне, таким образом, ничего не остается, кроме, как попробовать добраться до отеля пешком. Я уже 
поступил так однажды, когда один знакомый венецианец уговорил меня испытать удовольствие от 
неторопливой прогулки по городу под осенним солнцем, среди этих древних стен. Но тогда у меня не было 
с собой тяжелого чемодана.
Как бы там ни было, но даже учитывая моменты колебаний, пока я решал, в какую сторону пойти, и 
возможную опасность заблудиться, я все-таки решил отправиться в путь. Однако вскоре пришлось 
пожалеть, что я не попросил этого доброго старика проводить меня и поднести вещи. Но он, наверное, все 
равно отказался бы покинуть свой пост. Во всяком случае, теперь уже было поздно возвращаться назад. В 
лабиринтах Венеции, даже если всего один раз свернешь не на ту улочку, рискуешь без конца ходить по 
кругу.
К счастью, я довольно точно помнил маршрут, по которому должен был сейчас пройти. Честно 
говоря, это непросто, потому что нет Прямых улиц, соединяющих площадь Рима, откуда я стартовал, с 
кварталом Сан-Марко, где находился мой отель. В этом городе много тупиковых улочек, и нужно успеть 
вовремя с них свернуть, чтобы потом не возвращаться назад. Часто такой поворот следует сделать в 
середине пути, а нужная улочка направо или налево выглядит неприметной: то замаскированная под 
парадные ворота дома, то скрытая узким проходом, в то время как красивая улочка тут же, рядом, которая 
кажется главной артерией, через сотню метров вдруг упирается в глухую стену или канал.
Минут через двадцать, в течение которых мне пришлось сосредоточить все свое внимание, чтобы 
не сбиться с пути, я выбрался наконец на площадь Сан-Панталеоне. По крайней мере, мне так показалось, 
судя по расположению знакомой церквушки.
Однако для большей уверенности пришлось задержаться на углу площади, чтобы разобрать 
надпись на табличке. Но это оказалось занятием безнадежным: табличка висела слишком высоко, и даже 
если бы у меня были спички или зажигалка, их свет все равно не мог бы пробить туман. Ничего 
страшного, нужно только продолжать идти прямо, никуда не сворачивая. Но не тутто было: двинувшись 
вперед, попадаю снова в тупиковую улочку, которая изгибается дугой, чтобы совсем запутать меня.
Тем временем мой чемодан начинает казаться слишком тяжелым. Захотелось присесть на него, чтобы 
перевести дыхание. Большая площадь, на которую я выбрался, казалось, располагала к такому привалу. Я 
попытался пересечь ее, но не смог дойти до края. Можно было подумать, что я оказался в море и бросил 
якорь вдали от берега, обманутый сверканием коварного утеса. Как добраться до порта, если не видно звезд, 
нет компаса и навигационных карт?.. Нет, эта остановка мне не поможет, лучше, не теряя времени, 
пробираться дальше...
Тень, скользнувшая в нескольких метрах от меня, заставила остановиться и замереть от ужаса. 
Переборов страх, я приблизился к незнакомцу.
Он выглядел довольно странно: облегающие кожаные брюки соломенно-желтого цвета, сапоги с 
бронзовыми кнопками, бархатный пиджак с жилетом, рубашка с жабо, тоже ярко-желтого цвета, 
лайковые перчатки и трость с набалдашником. Длинные седые волосы свободно ниспадалина узкое лицо. 
Нос короткий, почти плоский, широкий рот с тонкими губами, глаза, похожие на хризантемы. Возможно, 
передо мной был какой-то старый аристократ, тоскующий по ушедшим временам.
- Вы заблудились, насколько я понимаю? - спросил он, как мне показалось, высокомерным тоном.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.