Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сестер и провести там ночь, то не для того, чтобы следить за незнакомкой: испытать удовольствие, лаская 
тела сестер, было бы единственной ее целью.
Волосы на лобке имеют тот же цвет, что и густые волосы на голове. Отблеск ламп делает их 
огненно-красными.
- Это - равносторонний треугольник, - демонстрирует свои познания Валери. - Каждая сторона 
имеет ровно двенадцать сантиметров.
- Дай мне еще посмотреть, - требует Вероника, отталкивая сестру, чтобы завладеть телескопом. - О, она 
взвешивает на руках свои груди.
Наблюдающая на минуту замолкает, вызывая нетерпение у своей сестры. Когда Вероника снова 
начинает говорить, голос у нее меняется:
- Руки ее нежно опускаются к бедрам. Она все время смотрит в зеркало, не отрывая взгляда от своего 
тела. Теперь пальцы скользят по ляжкам. Поднимаются вверх. Теперь они на животе. На груди. Остановились 
на грудях.
- Дай мне! - требует Валери.
Младшая сестра уступает ей место.
- Что она делает?
- Держит груди. Кажется, она их сжимает. Да, сжимает и поднимает голову. Она счастлива. Она все время 
их сжимает. Запрокидывает голову. Улыбается. Вот. Оставила одну из грудей. Продолжает сжимать другую. 
Свободная рука гладит живот. Спускается еще ниже. Рука исчезает между ее ног.
- Хочу посмотреть.
- Подожди. Вот. Подожди... подожди...
Обе замолкают. Надолго замолкают. Потом Валери объявляет:
- Она закричала. Я видела, как открылся ее рот. Она издала продолжительный крик. Кончила.
Она целует сестру в щеку, быстро снимает через голову ночную рубашку и голой проскальзывает под 
простынь.
Вероника взглянула последний раз в телескоп, затем тоже разделась и легла ничком на кровать напротив 
старшей сестры. Мариза с нетерпением ждет встречи с сестрами.
- Я люблю их, - вздыхает она. - Могла бы любить их всегда. У нас впереди еще столько лет, которые мы 
можем провести вместе. И до каникул еще далеко...
Ей едва исполнилось четырнадцать лет. Веронике - двенадцать. Валери - тринадцать.
II
Однажды утром сестры отвергли ласки своей поклонницы. Хотя возможность была подходящая, а 
убежище надежное.
Мариза готова была кричать.
Эта явная и неожиданная холодность была для нее как удар ножа.
- Что случилось? - взмолилась она со слезами на глазах. - Что я вам сделала?
Однако девочки ничего не захотели ей сказать. В последующие дни они ее всячески избегали. 
Каждый раз, когда Маризе все же удавалось оказаться наедине с ними, они не отвечали на ее вопросы, 
лишая ее также доверительных рассказов о поведении женщины в окне.
- Все время темно?
-Да.
Валери снова легла. Ночная рубашка раздражала ее под простыней, однако у нее не было желания 
снять ее.
Тут же поднялась сестра и заняла свое -место на наблюдательном пункте. Она долго оставалась здесь, 
опершись руками на подоконник. Прошло четверть часа, полчаса, прежде чем она воскликнула:
- А, вот!
Окно вдали зажглось. Девочка приставила глаз к телескопу. Некоторое время она молчала.
- Ну, что там? - нетерпеливо спросила сестра, лежавшая на кровати.
- Он - там, - пробормотала Вероника глухим от огорчения голосом.
Сестры раскрыли Маризе причину своего недовольства только тогда, когда потеряли всякую надежду 
на то, что она от них отстанет. - Теперь какой-то мужчина ходит каждый вечер с ней в ванную комнату. Нам 
не удается больше увидеть ее одну. Все кончено.
Мариза захотела узнать больше. Как выглядел этот мужчина? Что делал? Сестры устало пожали 
плечами. То, что делал мужчина, не вызывало у них никакого интереса:
- Они занимаются любовью в ванне. Или на ковре. Или стоя. Они могли бы этим заняться в спальне! - 
воскликнули в отчаянии сестры.
Мариза молчала, сознавая несчастье, которое ее постигло.
III
Теперь после уроков Мариза больше не тратила времени на болтовню во дворце: зачем это ей, если ее 
маленькие подруги не позволят ей затащить себя в густые кусты гортензии, расстегнуть кофточки и спустить 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.