Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

густую стену тумана, в которую капот автобуса врезается с самоубийственной слепотой. Пытаюсь задремать, 
но и сквозь опущенные веки туман продолжает раздражать меня своими жуткими призраками.
Каждый раз, приоткрывая глаза, вижу один и тот же мираж: снежная стена, выхваченная фарами 
из непроглядной темени ночи.
Сколько времени прошло в томительном ожидании конца этого затянувшегося путешествия? Я 
не знал ни времени приземления, ни продолжительности автобусного рейса. Сейчас примерно 
полночь. Автобус останавливается. Не верится, что мы наконец куда-то прибыли.
- Пойду перекушу что-нибудь, - кричит мне водитель. - И вам советую сделать то же. Впереди еще 
порядочный кусок дороги.
Меня снова охватывает отчаяние. В это время я был бы уже на месте, если бы отправился поездом. Как я 
ошибся, уступив нетерпению, которое теперь превращает поездку в адскую муку!
Во избежание конфликта с водителем я решил, что умнее всего потрафлять ему во всем. 
Поколебавшись несколько минут, захожу в таверну, где мой спутник, положив локти на прилавок, уже 
что-то жует. Он молча кивает на сандвич, которые ждет меня между двумя бокалами вина.
Мы едим молча, плечом к плечу. Пирожные, которые меня вынудила съесть стюардесса, 
перебили мне аппетит. Эта бесполезная и раздражающая остановка тянется около получаса.
Когда мы снова трогаемся в путь, я сажусь рядом с водителем и решаюсь спросить его:
- Когда мы прибываем?
Знаю наперед, что он начнет говорить о тумане, чтобы избежать прямого ответа, и мои 
предположения вполне оправдываются. Теплота, которая разлилась по телу от выпитого только что 
бокала вина, помогает мне сохранять самообладание. Может, он был прав, предложив мне 
подкрепиться.
Проезжаем места, где в тумане можно хоть что-то различить. Это строения без каких-либо характерных 
примет, как во всех деревнях мира: обветшалые стены, редкая паутина электрических проводов...
Дорога извивается змеей. Неужели в этих унылых краях нет приличной автострады? <Новое 
шоссе еще не закончено>, - словно прочитав мои мысли, сообщает водитель. Этого разговора нам 
хватает почти на час. Затем я обращаюсь к нему с сакраментальным вопросом: - Сколько километров, 
по-вашему, нам еще осталось? - Один, - усмехается водитель.
Пространство вокруг нас вновь становится непроницаемым; одно мне удается определить - что 
мы движемся по прямой линии. Снова из тьмы выплывает пятно тусклого света, и мы 
останавливаемся. Водитель выходит из автобуса. Неуверенным шагом следую за ним. Он достает 
ключ, вставляет его в замок багажника, открывает дверцу и достаёт мой чемодан.
- Мы прибыли, - торжественно объявляет он.
- Куда?
- Не узнаете?
- Ничего не вижу.
- И тем не менее это Венеция.
Он пытается изобразить улыбку, бормочет что-то невразумительное, поворачивается ко мне спиной 
и исчезает в темноте. Мне удается различить на стене, возле которой мы остановились, эмблему 
авиакомпании <Ал Италия>. Водитель не обманул меня. Нужно только найти катер-такси: в ночное время, 
да еще при таком тумане, нет никакой надежды воспользоваться рейсовым пароходом.
Спускаюсь вдоль склона, что отделяет площадь от канала. Контора авиакомпании освещена и 
открыта. Я только собрался войти, как оттуда выходит молодая женщина в накинутом на голову темном 
ажурном шарфе. Она вглядывается в меня, я узнаю знакомую стюардессу. Не могу удержаться от 
удивленного восклицания:
- Как вы добрались сюда?
Ну как было не выразить ей мое возмущение тем, что я не удостоился приглашения проделать этот 
путь вместе с экипажем, в несомненно лучших условиях, чем те, которые достались мне. Но 
стюардесса не высказала и тени сочувствия.
- Я провожу вас до ближайшего отеля, - холодно предложила она.
- Благодарю вас, но я уже заказал номер в <Луне>.
Она смерила меня взглядом своих с золотистыми искорками глаз и скривила в иронической 
улыбке полные губы:
- А как вы думаете туда добраться?
- Я как раз хотел попросить кого-нибудь вызвать для меня катер.
- В конторе никого нет. Я пришла только затем, чтобы закрыть помещение.
Кажется, она ждала, что я подам какой-то знак раскаяния. Но я заупрямился:
- Вы не могли бы позвонить за мой счет на одну из станций речных такси?
- Это бесполезно: я уже пробовала, никто не отвечает.
- Хорошо. Тогда я сам пойду на причал.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.