Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

изображением, многократно размноженным. Однако настал день, когда дианийцы посчитали 
скучным это однообразие. Не меняя своего понимания счастья, они попытались внести 
разнообразие в свои фигуры-близнецы.
Чтобы воплотить в жизнь свои мечты, они создавали светлые, каштановые, рыжие, зеленые, 
голубые, серые волосы, заплетали их в виде колосьев, спиралей, призм, лестниц. Их глаза пылали 
настоящим пламенем, которое освещало любовников светом, неизвестным на Земле. Специальные 
фильтры на губах придавали поцелуям большую притягательность. Некоторые дианийцы создали 
конические груди, соски которых в зависимости от фантазии создателей могли излучать необыкновенное 
сладострастие.
Половой орган создавали в виде меняющегося углубления, спиральных пещер, кратеров, расщелин, 
которые по форме напоминали звезды, рты (куда любовник погружал свой язык), раны (откуда пил кровь). 
Однако даже те из дианийцев, кто обладал богатым воображением, не смогли придать этому половому 
органу более удовлетворительную эстетическую и функциональную форму, чем та, которую явила им 
Мари-Шатт.
И все в конце концов решили, что в половом органе лучше ничего не менять. И тела, которые 
создавались вновь, все как одно имели те же длинные сексуальные ноги, тот же лобок, то же влагалище, 
тот же клитор, то есть они всегда были ярко выраженными женскими органами.
Таким образом, благодаря появлению на Диане Мари-Шатт, жители планеты, не имевшие до 
этого половых органов, научились заниматься любовью так, как это делают между собой женщины 
Земли, не испытывая никаких сомнений по поводу того, что могут существовать другие способы 
любви.
ЛЮБОВЬ
I
Мариза ждет всегда с нетерпением окончания уроков: ее мысли витают уже далеко от класса. Она думает 
о двух сестрах, в которых влюблена.
Когда она встретится с ними в парке, она, конечно же, подавит в себе желание броситься к ним, 
утопить свои щеки в их длинных волосах. Однако ее глаза будут метать молнии, и две девочки, которые 
моложе ее, засмеются одновременно, счастливые тем, что их так любят.
Школа, возвышающаяся над озером, похожа на крепость. Вероника и Валери занимают 
комнату на последнем этаже в одной из боковых башен. Их окно - единственное, которое обращено к 
небольшому холму, окруженному высокой стеной и поросшему деревьями. Там, вдали, перед ними 
распахнуто окно. За ним днем ничего не видно, но ночью время от времени можно увидеть свет 
лампы.
Тогда две сестры устанавливают на стальной подставке небольшой телескоп, подаренный им 
родителями, чтобы они могли изучать звезды. Направляют его на освещенный прямоугольник окна. С 
опытом, который они приобрели, им не составляет труда сфокусировать телескоп. По очереди, удобно 
расположившись, они могут видеть ванную комнату.
Женщина, которая там находится, не подозревает, что за ней следят. Она считает, что ее никто не может 
видеть за этими цветущими деревьями.
Аллея пустынна. Мариза прижимает свои губы к свежему ротику Вероники, лижет податливый 
кончик ее языка. Все ее тело приходит в возбуждение, требует большего. Но шаги и голоса приближаются: 
она теперь не сможет поцеловать Валери так же, как ее сестру. Ее пугает, что она не сможет приласкать 
сразу обеих сестер.
- Вчера она была совершенно голой. И долго оставалась перед зеркалом. Мы ее очень хорошо видели, 
- говорит Вероника.
- Что она делала на этот раз? - спрашивает Мариза.
- Только смотрела на себя, - рассказывает Валери. - Она настолько красива! Груди ее становятся все 
больше и больше.
- Жаль, они были как раз нужных размеров, - восклицает огорченная Мариза, которая, однако, 
никогда их не видела.
-Чуть более округлые - еще лучше, - возмущается Вероника. - Не бойся, они не обвисают. Наоборот. 
Соски остались маленькими, как и раньше.
- Она никогда не должна загорать, - вступает в разговор сестра. - Ее кожа имеет одинаковый цвет 
повсюду. Она не слишком белая, совсем не белая. Просто восхитительная.
-Знаешь, - восторженно говорит Вероника, - папа достал нам сверхчувствительный объектив, какой мы у 
него просили.
Теперь мы сможем увидеть любое пятнышко на ее теле.
- Надеюсь, что сегодня вечером она сделает что-нибудь, - вздыхает Мариза.
Так как она ученица другой школы, ей не разрешается подниматься в комнату сестер: правила 
школы очень строги. Но, с другой стороны, если бы она смогла проскользнуть незамеченной в комнату 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.