Случайный афоризм
Что за наслаждение находится в хорошей библиотеке.Смотреть на книги - и то уже счастье. (Чарльз Лэм)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

было
таинственным, он с трудом пытался что-то скрыть, глаза его блестели. Он легко и весело обнял ее за талию, чего 
никогда прежде
не делал, и увлек ее в нечто похожее на вальс. Она положила свою светлую голову ему на грудь, ожидая с 
нетерпением и
согласием, чтобы он повел себя так, как ему нравится, но он вдруг отстранил ее от себя и приветливо сказал:
- Идите скорее, я покажу вам сюрприз, который готовил всю неделю!
Миллисент снова надела тунику и последовала за ним. Она оказалась перед дверью, ведущей в женские 
покои.
- Закройте глаза, - приказал эмир, явно горя желанием пошутить. Когда он ей разрешил, Миллисент 
открыла глаза и какое-то мгновение не могла понять, что происходит.
Перед ней были выстроены все женщины властелина, которые глупо посмеивались и стояли прямо 
в напряженных позах. Все были одеты совершенно одинаково: ткань, покрой и цвет - в мини-платья, 
которые были точной копией с одежды Миллисент. Портниха не задумывалась над длиной: молодая 
англичанка нашла, что она сделала их очень короткими.
Значит, это был сюрприз, который эмир приготовил для нее: маскарад, чтобы посмеяться над ее 
манерой одеваться. Возможно, идея была не очень разумной, да и само зрелище толстых ляжек жен 
властелина - не совсем эстетичным, поэтому, подумала Миллисент, спектакль не очень удался, но нельзя 
же быть, успокаивала она себя, во всем требовательной и деликатной. Со своей стороны, она готова была 
от души посмеяться над шуткой эмира. К тому же, подумала она, посмеяться никогда не вредно.
Ей тем не менее было легко воспринимать эту шутку, так как она никогда не стыдилась укороченных 
размеров своего платья и у нее не было основания думать, что мужчины в глубине души страдали от вида ее 
красивых ног, полностью выставленных напоказ.
Она повернулась к эмиру с иронической улыбкой. Но прежде чем она успела сказать ему о своем 
впечатлении, хозяин дома с лицом, сияющим от удовлетворения, спросил:
- Теперь вы догадались, почему я приказал вас украсть? Надеюсь, вы не осудите меня за это?
Восторг его увеличивался, и он воскликнул:
- Видите, как все хорошо сложилось: узнав вас, я одним выстрелом убил двух зайцев.
Миллисент ничего не могла понять. Между тем властелин не умолкал:
- Вначале я намеревался лишь обновить наряды моих жен. И мне нужен был образец. И теперь они 
не будут белыми воронами, когда окажутся в Англии.
- В Англии? - удивилась девушка.
- Да, мы можем отправиться туда немедленно. Мне не терпится сделать это. Конечно, если вам это 
приятно, можете совершить путешествие с нами, - вежливо добавил он.
Миллисент подумала, что некоторые вещи требовали еще разъяснения.
- У меня достаточно времени, - начала она и затем добавила: - Каникулы мои еще не закончились. 
Впрочем, если у вас там есть дела... И вы считаете разумным везти с собой всех?
- Именно поэтому я туда отправляюсь, - воскликнул эмир. - И эту мысль подали мне вы: я везу 
их, чтобы они могли научиться. Научиться тому, что знаете вы. Я нашел эти вещи такими 
удивительными, что хочу, чтобы и они познали их.
И добавил, расчувствовавшись:
- Это поможет мне вспоминать о вас, когда я возвращусь.
Миллисент неожиданно почувствовала себя беспомощной, однако не сдавалась:
- А... мои подруги, которые рассчитывали приехать сюда после меня?
Эмир вновь почувствовал себя смущенным. Он тихо пробормотал:
- Я же говорил вам: жизнь дорогая, налоги...
Потом вдруг взбодрился и весело сказал:
- Можете познакомить меня с ними, когда, я буду в Лондоне. Не сомневаюсь, что я многому 
могу научиться.
Однако девушка резко оборвала его.
-А их? - спросила она, взглядом показывая на все еще стоящих смирно женщин. - Кто 
возьмется за их образование?
- Кто? - удивился господин. - Ну ясно, что те же мужчины, которым вы обязаны своим образованием! 
Несомненно, это люди достойные, если судить по вашим знаниям.
На этот раз Миллисент растерялась. Наконец она сказала:
- Я не знала, что арабы - люди таких широких взглядов. Эмир Фавзи улыбнулся:
- Набатеи, наши предки, считали своих жен частью самих себя...
СЛИЯНИЕ
Я - прекрасна. Ни одна грудь смертной женщины не может соперничать с моими 
мраморными грудями, сделавшимися гладкими в результате прикосновения дождевых струй и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.