Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Прошу меня простить, - сказал эмир, - но боюсь, что я плохо понял цель вашей миссии. В случае, 
если бы вас кто-нибудь украл, - кто-нибудь, как я, или же, что более вероятно, какой-нибудь кочевник, - 
какую практическую пользу извлекли бы из этого девушки, которые вас сюда послали и которые ждут 
вашего возвращения?
- Если бы это был кочевник, такой опыт сам по себе позволил бы мне иметь мнение о том интересе, 
который мужчиныкочевники питают к женщине, и как это проявляется. Если же это был бы кто-нибудь, как 
вы, или, например, вы сами, я попросила бы принять по очереди всех моих подруг и держать их в своем 
окружении какое-то время, достаточное для того, чтобы они могли научиться тому, чему у себя дома их уже 
никто не думает учить.
Нечто похожее на проблеск интереса можно было прочесть в обычно непроницаемом и 
лишенном всякого любопытства взгляде эмира.
- Вы уже изучили возможности других стран? - спросил эмир.
- Нет. Мы посчитали разумным начать с вашей родины.
- И чему же я обязан такой чести, если вы позволите мне задать такой неблагодарный 
вопрос?
- Здесь у вас были написаны первые поэмы о любви. И у вас теперь есть время сочинять их, так как вы 
менее других стремитесь создавать роботов и следовать им.
С некоторой минуты с совершенно новым вниманием эмир смотрел на тунику Миллисент в 
том месте, откуда выпирали упругие и острые груди.
<Он знает, что под туникой у меня ничего нет и что я его не разыгрываю>.
Беседа стала затухать, и эмир предложил прогуляться. Миллисент в ответ на это попросила показать ей 
его гарем, чем ввела в крайнее смущение хозяина. Однако она была так настойчива, что он сдался и направился 
в женскую часть дворца.
Успех, который Миллисент имела здесь, превзошел все ожидания. В несколько секунд она 
оказалась среди женщин, которые шумно выражали свой восторг, ощупывали ее своими 
маленькими пухлыми руками, выражали сожаление по поводу ее худобы. Радостные пленницы 
собирались уже испытать на посетительнице шампунь своего собственного изготовления, когда 
эмир решил, что настал момент избавить Миллисент от их забот.
Он никак не прокомментировал этот визит. Казалось, он был расстроен тем, что этот визит нарушил 
беседу, которая, по его мнению, должна была принести плоды. К счастью, Миллисент тут же пришла ему на 
помощь.
- Мой план внесет живую струю в существование вашего гарема, - воскликнула она. - Вашим 
женщинам будет приятно видеть время от времени вокруг себя новые лица.
- Но это доставит радость вашим подругам?, - с сомнением в голосе спросил властелин.
- Вы будете постоянно заниматься ими, - сказала девушка.
Так как они между тем возвратились в комнату, где спала Миллисент, достаточно было 
нескольких фраз такого рода, чтобы можно было сказать, что предварительный ритуал был соблюден. 
Эмир, однако, все еще казался нерешительным, поэтому Миллисент под предлогом, что должна 
постирать одежду, сняла ее с себя. Этот первый шаг позволил упростить их отношения, но так как 
мужчина не проявлял еще достаточной уверенности, его партнерша продолжала оставаться ведущей в 
игре. До самого ее окончания за ней оставалось преимущество в ведении наступательных действий. 
Миллисент в некотором смысле была более чем удовлетворена, однако у нее было желание, чтобы ее 
знатному любовнику удалось преодолеть свое хорошее воспитание и вести себя властно, решительно и 
пылко, как подобает истинному властелину песков, каковым он являлся.
Однако в этот день он оставил свою новую возлюбленную, не воспользовавшись далее ее позволением, 
чтобы испытать себя. Миллисент с надеждой ожидала следующего дня.
Властелин навещал ее в последующие дни. Казалось, он все больше ценил смелость и утонченность, к которым 
его
поощряла Миллисент и которые, если судить по той готовности, с какой он предоставлял ей инициативу, были 
неведомы ему до
встречи с ней. Она привыкла к этому церемониалу и при каждой новой встрече предоставляла ему возможность 
опробовать с
ней новую эротическую позу. Ей достаточно было показать ее и дать понять ему, что она не возражает против 
этой позы, и
тогда он чувствовал, что вправе идти вместе с ней таким путем. Мало-помалу он становился все более 
страстным и
решительным, и Миллисент начала предвкушать наступление того дня, когда она сможет спокойно взять на 
себя роль ученицы
и избавиться от ложного всезнайства.
Этот день, как она подумала, настал, когда однажды утром Фавзи пришел к ней раньше обычного. Лицо его 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.