╤ыєўрщэ√щ рЇюЁшчь
╤Єшїш, фрцх ёрь√х тхышъшх, эх фхыр■Є ртЄюЁр ёўрёЄышт√ь. └ээр └їьрЄютр
 
эютюёЄш
яюшёъ яю ртЄюЁє
яюшёъ яю ЄхьрЄшъх
яюшёъ яю ъы■ўхтюьє ёыютє
яЁюср яхЁр
¤эЎшъыюяхфш  ртЄюЁют
ёыютрЁ№ ЄхЁьшэют
яЁюуЁрьь√
эрўшэр■∙шь ртЄюЁрь
тр°р яюью∙№
ю яЁюхъЄх
╩эшцэ√щ ьрурчшэ
├ыртэр  тшЄЁшэр
╩эшуш ъюья№■ЄхЁэ√х
╩эшуш яю яёшїюыюушш
╩эшуш ёхЁшш "─ы  ўрщэшъют"
╩эшуш яю ышэутшёЄшъх
╫└┬ю
╨рчэ√х ╤ЄрЄ№ш
╤ЄрЄ№ш яю ышЄхЁрЄєЁх

╘юЁьр яюы№чютрЄхы 
╦юушэ:
╧рЁюы№:
ЁхушёЄЁрЎш 
 фхЄхъЄшт



 фЁрььр



 цштюЄэ√х



 шёЄюЁш 



 ъюья№■ЄхЁэр  фюъєьхэЄрЎш 



 ьхфшЎшэр



 эрєўэю-яюяєы Ёэр 



 юўхЁхфэр  шёЄюЁш 



 юўхЁъ



 яютхёЄ№



 яюышЄшър



 яю¤чш  ш ышЁшър



 яЁшъы■ўхэш 



 яёшїюыюуш 



 Ёхышуш 



 ёЄєфхэЄє



 Єхїэшўхёъшх ЁєъютюфёЄтр



 ЇрэЄрёЄшър



 ЇшыюёюЇш  ш ьшёЄшър



 їєфюцхёЄтхээр  ышЄхЁрЄєЁр



 ¤эЎшъыюяхфшш, ёыютрЁш



 ¤ЁюЄшър, ы■сютэ√х Ёюьрэ√



▌ЄюЄ фхэ№ т шёЄюЁшш
┬ 1621 уюфє Ёюфшыё (-ырё№) ╞рэ ╦рЇюэЄхэ


т шчсЁрээюхъюэЄръЄ√

╧рЁрьхЄЁ√ ЄхъёЄр
╪ЁшЇЄ:
╨рчьхЁ °ЁшЇЄр: ┬√ёюЄр ёЄЁюъш:
╓тхЄ °ЁшЇЄр:
╓тхЄ Їюэр:

сомнения, лишь породит новые...
     Шерман купался в бассейне. Фили даже подумал про себя: "Он, что и спит в воде? Как ни придешь, самое верное место, где 
его искать - бассейн!"
     Но солнце палило нещадно и броситься в прозрачную холодную воду было очень заманчиво. Что Фили и не преминул 
сделать. Сбросил мгновенно одежду, разбежался и нырнул.
     - Привет, Фили! - заметив приятеля, обрадованно закричал Шерман. - Как дела, а?
     - Да...
     Так... - неопределенно ответил Фили.
     Они подплыли к краю бассейна.
     - Чего там у тебя еще случилось? - своим тонким голоском вопросил Шерман, вылезая по лесенке из воды.
     - Ты знаешь... - нерешительно начал Фили, но потом подумал, что все равно рассказать придется. За этим ведь и приехал. - Я 
пригласил Николь вчера в кино.
     - Знаю, - вставил Шерман. - Джойс доложилась уже. А дальше-то что?
     - Что дальше? В машине я ее начал целовать...
     - Ну? - Шерман аж вперед подался, рот открылся в ожидании сенсации, глаза поблескивали искорками любопытства.
     - А потом мы прошли в ее комнату и она сказала, что мы сейчас будем заниматься...
     Вообще всем... И что она меня научит всему, если я не умею...
     - Ты же говорил, что давно умеешь! - подкольнул Шерман.
     - Естественно, - не остался в долгу Фили, - так же как и ты! В общем, я сказал, что ни в коем случае не считаю ее шлюхой и что 
готов жениться на ней в любой момент, когда она захочет.
     У Шермана отвисла челюсть от услышанного. Он не глядя поправил сползшие на самый нос очки с круглыми стеклами.
     - Жениться на ней? Ты с ума сошел? - пропищал он в искреннем изумлении и праведном негодовании на потрясающую 
глупость своего друга.
     - Да знаю я. Не так нужно было, по-другому, - виновато ответил Фили. - Но сделанного-то уже не поправишь!
     Шерман поднялся и пошлепал к трамплину.
     - Ну расскажи, - спросил Шерман, - вы с ней всем занимались?
     - Всем, - соврал Фили, свято веря, что говорит правду. Или почти правду.
     Они ведь на самом деле целовались и обнимались, он до сих пор помнит запах ее волос и какие восхитительные на ощупь ее 
груди. И если бы не его идиотская вспышка вчера, то наверняка ВСЕ вчера у них и было бы.
     - И как, весело было? - с ноткой зависти в голосе спросил Шерман.
     - Ну конечно - ты же по собственному опыту знаешь, как это здорово! - Фили подошел к Шерману, стоявшему на краю 
трамплина.
     Шерман проглотил шпильку товарища. Прикусил свою по-девчоночьи яркую пухлую губу. Затем спросил язвительно:
     - А почему ты не спросил ее раньше, не хочет ли она за тебя замуж выйти? Она наверняка шлюха! Ей, небось, все равно с кем 
трахаться!
     - Нет! Мисс Меллоу не шлюха! - обиделся Фили.
     - А я говорю: шлюха! - как можно более обидно и совершенно безапелляционно заявил Шерман.
     Его грызла черная зависть к Фили: ну почему на дураков сваливается такое счастье? Фили и может-то лишь о дурацком 
замужестве лепетать. Вот он бы, Шерман, на его месте...
     Эх!
     И Шерман закричал, кривляясь:
     - Шлюха! Шлюха! Шлюха!
     Вместо словесного диспута Фили не нашел ничего лучшего, как столкнуть толстяка с трамплина. Тот плюхнулся плашмя 
спиной в воду, окатив Фили мириадами брызг. Фили сел в задумчивости на край трамплина, свесив ноги к воде, и вздохнул: 
проблема, ребром стоящая перед ним, никуда не исчезла.

***

     Фили долго мялся у дверей родного дома. Подходил, разворачивался, шел обратно в сад. Он знал, что экономка возится на 
кухне: видел ее в окно.
     В какой-то момент он даже решил поставить большой и жирный крест на этой завязавшейся интрижке с прислугой, не 
достойной сына такого почтенного и уважаемого человека, как мистер Филмор.
     В конце концов вожделение победило, но он оформил свое желание идти мириться с Николь примерно так: "Прерогатива 
сильных мужчин признавать свои ошибки и просить извинения".
     Мисс Меллоу сосредоточенно раскатывала огромной скалкой тесто на столе. Фили подошел к открытой двери и встал, 
прислонившись к косяку. Она наверняка почувствовала его присутствие, но не обернулась.
     Фили постучал по дереву косяка. Она повернула голову в его сторону, увидела робеющего Фили и вновь поспешно 
вернулась к своему занятию, чтобы скрыть от него торжествующую улыбку.
     Фили подошел к ней, собрался духом и сказал:
     - Мисс Меллоу, я хотел бы извиниться за то, как я себя вел вчера. Я вел себя очень по детски. Я прошу прощения. - Он 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 :
уыртэр  эртхЁї

(c) 2008 ┴юы№°р  ╬фхёёър  ┴шсышюЄхър.