╤ыєўрщэ√щ рЇюЁшчь
╠√ чэрхь ю ышЄхЁрЄєЁх тё╕, ъЁюьх юфэюую: ъръ х■ эрёырцфрЄ№ё . ─ц.╒хыыхЁ
 
эютюёЄш
яюшёъ яю ртЄюЁє
яюшёъ яю ЄхьрЄшъх
яюшёъ яю ъы■ўхтюьє ёыютє
яЁюср яхЁр
¤эЎшъыюяхфш  ртЄюЁют
ёыютрЁ№ ЄхЁьшэют
яЁюуЁрьь√
эрўшэр■∙шь ртЄюЁрь
тр°р яюью∙№
ю яЁюхъЄх
╩эшцэ√щ ьрурчшэ
├ыртэр  тшЄЁшэр
╩эшуш ъюья№■ЄхЁэ√х
╩эшуш яю яёшїюыюушш
╩эшуш ёхЁшш "─ы  ўрщэшъют"
╩эшуш яю ышэутшёЄшъх
╫└┬ю
╨рчэ√х ╤ЄрЄ№ш
╤ЄрЄ№ш яю ышЄхЁрЄєЁх

╘юЁьр яюы№чютрЄхы 
╦юушэ:
╧рЁюы№:
ЁхушёЄЁрЎш 
 фхЄхъЄшт



 фЁрььр



 цштюЄэ√х



 шёЄюЁш 



 ъюья№■ЄхЁэр  фюъєьхэЄрЎш 



 ьхфшЎшэр



 эрєўэю-яюяєы Ёэр 



 юўхЁхфэр  шёЄюЁш 



 юўхЁъ



 яютхёЄ№



 яюышЄшър



 яю¤чш  ш ышЁшър



 яЁшъы■ўхэш 



 яёшїюыюуш 



 Ёхышуш 



 ёЄєфхэЄє



 Єхїэшўхёъшх ЁєъютюфёЄтр



 ЇрэЄрёЄшър



 ЇшыюёюЇш  ш ьшёЄшър



 їєфюцхёЄтхээр  ышЄхЁрЄєЁр



 ¤эЎшъыюяхфшш, ёыютрЁш



 ¤ЁюЄшър, ы■сютэ√х Ёюьрэ√



▌ЄюЄ фхэ№ т шёЄюЁшш
┬ 1621 уюфє Ёюфшыё (-ырё№) ╞рэ ╦рЇюэЄхэ


т шчсЁрээюхъюэЄръЄ√

╧рЁрьхЄЁ√ ЄхъёЄр
╪ЁшЇЄ:
╨рчьхЁ °ЁшЇЄр: ┬√ёюЄр ёЄЁюъш:
╓тхЄ °ЁшЇЄр:
╓тхЄ Їюэр:

невозможно!
     Она молча укоризненно смотрела на него (с огромным усилием подавив где-то глубоко в груди зародившийся было 
смешок). Он потупил глаза и сказал, чтобы как-то разрядить гнетущую обстановку:
     - Но спасибо. Было очень приятно провести с вами вечер.
     Он снова повернулся к двери.
     Она снова развернула его лицом к себе, понимая, что отпускать его сейчас нельзя.
     - Фили! - с мольбой в голосе произнесла Николь. - Докажи мне, что ты не сердишься на меня! Поцелуй меня на прощанье.
     - Хорошо.
     Она закрыла глаза и потянулась к нему. Он привстал на цыпочки и по-братски чмокнул ее в щеку.
     - А можно мне тебя поцеловать? - спросила она с нежностью и даже уважением в голосе.
     - Да, наверно.
     Она склонилась к нему, впилась опытно в его губы, и стала гладить его плечи.
     Фили пытался нащупать ручку двери, чтобы бежать, хотя и ощущал пьянящее наслаждение. Она касалась губами его шеи, 
руки ее опускались все ниже под его халатом...
     Фили понял, что больше не выдержит, сорвется и наделает глупостей (совсем не тех, которые наделал бы нормальный 
возбужденный мужчина, а детски-мальчишечьих), вырвался и убежал.
     Николь с неудовлетворенной страстью во взгляде глубоко вздохнула и пошла вытираться.

***

     Шерман сидел в резиновом костюме на дне своего бассейна и дышал через длинную специальную трубу.
     Фили лег на доску трамплина и пытался дотянуться до трубы, чтобы закрыть ему доступ воздуха - невинная дружеская шутка.
     Но не дотянулся. Пришлось хлопнуть ладошкой по воде - мол, вылезай, дело есть, нечего пузыри в воде считать.
     Шерман всплыл на поверхность.
     - Ну что еще случилось? - очень недовольно пропищал толстяк, выплюнув загубник дыхательной трубки.
     Фили не стал мурыжить приятеля. Его прямо распирало, так хотелось быстрее поделиться случившемся:
     - Я только что принимал ванну вместе с мисс Меллоу, нашей экономкой! -выпалил он восторженно.
     Шерман подплыл к трамплину и взялся за край доски. Фили протянул ему руку.
     - Ванна? Вместе? Да ты что, шутишь? - недоверчивым тоном спросил Шерман, вылезая при помощи Фили из бассейна.
     - Нет, не шучу, - ответил Фили серьезно. Он взял с поребрика очки друга и полотенце и подошел к нему.
     - Слушай, а ты знаешь, что некоторые семьи все вместе принимают ванну, -чтобы как-то сдержать охватившую его жгучую 
зависть, пытался сделать Шерман вид, что ничего особенного не произошло. - В Японии, например. В Японии есть традиция - 
вся семья вместе принимает ванну.
     - Почему? - удивился Фили. Он впервые слышал об этом.
     - Откуда я знаю почему! - ушел от ответа Шерман. Не выдержал все-таки и спросил, проявляя свою крайнюю 
заинтересованность: - А ты потрогал?
     - Что? - не понял Фили, принимая в свои руку подводную маску приятеля.
     - Сиськи ее потрогал? - удивляясь, что друг не понимает, что больше всего интересует его, переспросил Шерман.
     - Ну... В общем, да. - Фили надел Шерману его очки, что держал до этого в руках и подал полотенце.
     - Что значит "в общем, да"? Потрогал или нет?
     - Ну, не руками... - замялся Фили. Но ведь он же не солгал - трогал же ведь, трогал! И честно пояснил: - Локтями.
     - Ну как она? - спросил Шерман, вытирая мокрые волосы поданным заботливо полотенцем. -Тоже возбудилась, когда ты ее 
локтями?
     - Я не знаю.
     - О, господи! - страдальчески возвел к небу глаза Шерман.
     Они пошли по краю бассейна.
     - Ты знаешь, приличные девушки позволяют свои сиськи трогать, когда они в тебя влюбляются, - изрек Шерман мудрость, 
берущую истоки в полупрочитанном Евангелии. - Иначе они - шлюхи! - Он секунду подумал над своей мыслью и кивнул 
согласно: - Это точно.
     Они поравнялись с шезлонгом, на котором распласталась с неизменным ярко-глянцевым журналом Джойс. Фили 
остановился, залюбовавшись ее телом, и ответил Шерману невпопад:
     - Не знаю.
     Джойс оторвалась от журнала и заявила капризно:
     - Эй, Фили, отойди. Ты мне солнце заслоняешь!
     Фили пожал плечами - подумаешь! Шерман хотел в очередной раз оценить умственные способности своей сестры, но они 
уже миновали ее, да и другой вопрос занимал его сейчас гораздо больше.
     - Знаешь, Фили, что я думаю? - после некоторых размышлений решился Шерман. - Что?
     - Что мисс Меллоу - шлюха.
     - Нет, не шлюха, - обиделся Фили.
     - Нет, шлюха! - Чем еще он мог объяснить свалившееся на друга счастье?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 :
уыртэр  эртхЁї

(c) 2008 ┴юы№°р  ╬фхёёър  ┴шсышюЄхър.