╤ыєўрщэ√щ рЇюЁшчь
╞хырэшх с√Є№ яшёрЄхыхь - ¤Єю эх яЁхЄхэчш  эр юяЁхфхыхээ√щ ёЄрЄєё т юс∙хёЄтх, р с√Єшщэр  єёЄЁхьыхээюёЄ№. ╨юырэ ┴рЁЄ
 
эютюёЄш
яюшёъ яю ртЄюЁє
яюшёъ яю ЄхьрЄшъх
яюшёъ яю ъы■ўхтюьє ёыютє
яЁюср яхЁр
¤эЎшъыюяхфш  ртЄюЁют
ёыютрЁ№ ЄхЁьшэют
яЁюуЁрьь√
эрўшэр■∙шь ртЄюЁрь
тр°р яюью∙№
ю яЁюхъЄх
╩эшцэ√щ ьрурчшэ
├ыртэр  тшЄЁшэр
╩эшуш ъюья№■ЄхЁэ√х
╩эшуш яю яёшїюыюушш
╩эшуш ёхЁшш "─ы  ўрщэшъют"
╩эшуш яю ышэутшёЄшъх
╫└┬ю
╨рчэ√х ╤ЄрЄ№ш
╤ЄрЄ№ш яю ышЄхЁрЄєЁх

╘юЁьр яюы№чютрЄхы 
╦юушэ:
╧рЁюы№:
ЁхушёЄЁрЎш 
 фхЄхъЄшт



 фЁрььр



 цштюЄэ√х



 шёЄюЁш 



 ъюья№■ЄхЁэр  фюъєьхэЄрЎш 



 ьхфшЎшэр



 эрєўэю-яюяєы Ёэр 



 юўхЁхфэр  шёЄюЁш 



 юўхЁъ



 яютхёЄ№



 яюышЄшър



 яю¤чш  ш ышЁшър



 яЁшъы■ўхэш 



 яёшїюыюуш 



 Ёхышуш 



 ёЄєфхэЄє



 Єхїэшўхёъшх ЁєъютюфёЄтр



 ЇрэЄрёЄшър



 ЇшыюёюЇш  ш ьшёЄшър



 їєфюцхёЄтхээр  ышЄхЁрЄєЁр



 ¤эЎшъыюяхфшш, ёыютрЁш



 ¤ЁюЄшър, ы■сютэ√х Ёюьрэ√



▌ЄюЄ фхэ№ т шёЄюЁшш
┬ 1621 уюфє Ёюфшыё (-ырё№) ╞рэ ╦рЇюэЄхэ


т шчсЁрээюхъюэЄръЄ√

╧рЁрьхЄЁ√ ЄхъёЄр
╪ЁшЇЄ:
╨рчьхЁ °ЁшЇЄр: ┬√ёюЄр ёЄЁюъш:
╓тхЄ °ЁшЇЄр:
╓тхЄ Їюэр:

     - Ну так что ты скажешь? - спросила она, и если бы Фили не был так взволнован, то заметил бы некоторую неуверенность в 
ее голосе. Она догадывалась, что сейчас он смотрел бы так же восторженно на любую раздевающуюся перед ним женщину, а 
ей хотелось, чтобы он оценил по достоинству именно ее тело, которым она не без оснований гордилась.
     - Что? - тупо переспросил Фили - Моя грудь... - Она повела корпусом демонстрируя свою грудь во всей красе. - Тебе 
нравится?
     - О да, хорошая... - выдавил из себя Фили (хороша, слов нет - но дальше-то еще интересней!). - Очень хорошая...
     Она подошла к нему, выпятив свою упругую грудь вперед.
     - Не хочешь потрогать?
     Он в испуге отстранился от нее.
     - Потрогать?!
     Восхитительные набухшие соски ее были не более чем в тридцати сантиметрах от глаз Фили.
     - Да.
     Глаза его бегали в разные стороны, боясь смотреть на это чудо природы, на эти возбуждающие соски, заслонившие от него 
весь остальной мир. Дотронуться? Ему? До них?!
     - О, нет. - Он смущенно посмотрел ей в глаза и отвел взгляд, уткнувшись бессмысленно в стену. - Нет, не сейчас... Спасибо.
     - Ты уверен?
     - Да, - Он качнул головой. - Может быть потом...
     - Ну хорошо... - нотка разочарования прозвенела в ее голосе. Но как истинный педагог она не стала настаивать. - Но ты 
хочешь, чтобы я продолжала раздеваться?
     Фили снова качнул головой в знак согласия: хочет, хочет!!!
     - Да, пожалуйста, - стараясь говорить ровно, попросил он.
     Она отошла вновь на середину комнаты и бросила лифчик ему на колени.
     - Держи.
     Он посмотрел на предмет ее туалета, хранивший тепло тела, и положил не глядя куда-то за спину, пристально изучая глазами 
мисс Меллоу, стараясь вогнать в память все детали, все движения этого чудесного тела.
     Мисс Меллоу стояла беззащитная перед ним - на ней были лишь узкие тонкие ярко-красные трусики, да золотой кулон на 
шее.
     Она пальчиками обеих рук приспустила чуть-чуть черное кружево трусиков на правом бедре, затем, продолжая 
очаровательно улыбаться, также чуть приспустила на левом, словно многоопытная исполнительница стриптиза наивысшего 
класса.
     Сглатывая слюну, Фили не сводил с нее блестевших огнем нетерпеливого любопытства глаз.
     Она запустила указательный палец за кружево трусиков и медленно провела им по плоскому животу. Потом провела в 
другую сторону, отвернув черное кружево на красную материю трусов, почти обнажив лобок.
     Фили не знал куда деться от распирающих его чувств и в то же время не мог отвести глаз - ее тело притягивало его взгляд, как 
мощный электромагнит.
     Она повернулась к нему спиной и сняла наконец трусики, обнажив свои ослепительно белые ягодицы, резко 
контрастирующие с загорелой кожей спины и ног. Она не торопилась показывать ему сразу все, стараясь довести его до 
крайней степени возбуждения.
     Наконец, медленно повернулась к Фили, прикрывая потаенное место свое трусиками, потом сладострастно прикусив губку, 
и полуприкрыв глаза, подняла трусики к груди.
     - На.
     Она хотела бросить ему и трусики. Открыла глаза и с огромным разочарованием увидела, что он пятился спиной к дверям, 
пока не уперся в них.
     - Ты уже уходишь? - удивилась она, широко раскрыв глаза. - Ты не хочешь остаться?
     - Не-ет, - еле выговорил Фили. Устыдился своего безволия, взял себя в руки и сказал твердо: - Извините, наверно, нет.
     - Какая жалость, - печально вздохнула она и улыбнулась. Весь вид ее говорил: а может останешься? - Ну ладно. Тогда 
спокойной ночи, Фили.
     - Спокойной ночи, - облегченно улыбаясь, сказал он. В больших дозах он пока вынести это не в состоянии - к новым 
впечатлениям привыкают маленькими дозами. - И спасибо, мне очень понравилось.
     - Спасибо тебе. - Доброжелательная улыбка не сходила с ее красивого лица с тщательно наложенной косметикой (для кого 
она здесь прихорашивается -неужели для него, для Фили? Ну не для Лестера же!). Она томно вздохнула и добавила: - Нужно 
будет как-нибудь еще разок попробовать.
     - Да, спасибо. - Фили развернулся резко, чтобы выйти из комнаты и с размаху врезался в закрытую дверь.
     Она едва сдержала смешок.
     Он неловко приложил руку к ушибленному месту, смутившись окончательно, глупо хихикнул и выскользнул наконец за 
дверь.
     Оставшись одна, Николь подняла очи к небу и вздохнула с облегчением, сбрасывая с себя огромное напряжение.

***


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 :
уыртэр  эртхЁї

(c) 2008 ┴юы№°р  ╬фхёёър  ┴шсышюЄхър.