╤ыєўрщэ√щ рЇюЁшчь
╩юуфр ЄтюЁш°№, т√ўхЁъштрщ ърцфюх тЄюЁюх ёыютю, ёЄшы№ юЄ ¤Єющ юяхЁрЎшш Єюы№ъю т√шуЁрхЄ. ╤шфэхщ ╤ьшЄ
 
эютюёЄш
яюшёъ яю ртЄюЁє
яюшёъ яю ЄхьрЄшъх
яюшёъ яю ъы■ўхтюьє ёыютє
яЁюср яхЁр
¤эЎшъыюяхфш  ртЄюЁют
ёыютрЁ№ ЄхЁьшэют
яЁюуЁрьь√
эрўшэр■∙шь ртЄюЁрь
тр°р яюью∙№
ю яЁюхъЄх
╩эшцэ√щ ьрурчшэ
├ыртэр  тшЄЁшэр
╩эшуш ъюья№■ЄхЁэ√х
╩эшуш яю яёшїюыюушш
╩эшуш ёхЁшш "─ы  ўрщэшъют"
╩эшуш яю ышэутшёЄшъх
╫└┬ю
╨рчэ√х ╤ЄрЄ№ш
╤ЄрЄ№ш яю ышЄхЁрЄєЁх

╘юЁьр яюы№чютрЄхы 
╦юушэ:
╧рЁюы№:
ЁхушёЄЁрЎш 
 фхЄхъЄшт



 фЁрььр



 цштюЄэ√х



 шёЄюЁш 



 ъюья№■ЄхЁэр  фюъєьхэЄрЎш 



 ьхфшЎшэр



 эрєўэю-яюяєы Ёэр 



 юўхЁхфэр  шёЄюЁш 



 юўхЁъ



 яютхёЄ№



 яюышЄшър



 яю¤чш  ш ышЁшър



 яЁшъы■ўхэш 



 яёшїюыюуш 



 Ёхышуш 



 ёЄєфхэЄє



 Єхїэшўхёъшх ЁєъютюфёЄтр



 ЇрэЄрёЄшър



 ЇшыюёюЇш  ш ьшёЄшър



 їєфюцхёЄтхээр  ышЄхЁрЄєЁр



 ¤эЎшъыюяхфшш, ёыютрЁш



 ¤ЁюЄшър, ы■сютэ√х Ёюьрэ√



▌ЄюЄ фхэ№ т шёЄюЁшш
┬ 1621 уюфє Ёюфшыё (-ырё№) ╞рэ ╦рЇюэЄхэ


т шчсЁрээюхъюэЄръЄ√

╧рЁрьхЄЁ√ ЄхъёЄр
╪ЁшЇЄ:
╨рчьхЁ °ЁшЇЄр: ┬√ёюЄр ёЄЁюъш:
╓тхЄ °ЁшЇЄр:
╓тхЄ Їюэр:

     Фили проводил ее мечтательным взглядом.
     - Ну и уродка! - с сочувствием к самому себе сказал Шерман. - Ну и зануда!
     - А по-моему она очень даже ничего... - поддразнил приятеля Фили, помогая ему снова выбраться из воды.
     - Спасибо, - поблагодарил Шерман за помощь, уселся рядом и в сердцах сказал: - Нужно было уехать на лето в лагерь, чтоб 
глаза мои на нее не смотрели!
     - А что ж ты не уехал?
     Шерман вскочил на ноги, на которых были надеты большие зеленые ласты.
     - Что ж я не уехал, да? Да потому что с родителями в этот круиз проклятый собираюсь! С моей дурой сестрой в эту дурацкую 
Гонолулу. - Шерман растопырил нелепо ноги, развел в стороны руки, сделал глупую гримасу и, изображая некое подобие 
гавайского танца, повилял толстым задом, так что живот его заходил из стороны в сторону. - Где эти...
     Там...
     Танцуют бамаманангу! Во здорово, а?
     Фили растянулся на поребрике и от души расхохотался: настолько смешно это получилось у толстяка.
     - Шерман! - услышали она голос миссис Флоренс. Экономка подошла к ним. -Ребята, не хотите перекусить?
     - Нет, спасибо, - ответил Шерман.
     - Как хотите, - миссис Флоренс пожала плечами и ушла.
     Шерман сел рядом с Фили и спросил заговорщицким тоном:
     - Знаешь сколько ей лет? - И он кивнул в сторону удалившейся экономки. - Сколько? - весело спросил Фили.
     Шерман не торопясь встал и неуклюже потопал в своих ластах к трамплину. - Сто десять лет! - наконец сказал он так, словно 
открывал ужасную тайну. Фили рассмеялся, спрыгнул в воду, и обдал приятеля волной брызг. Шерман отпрыгнул, дошел до 
трамплина и стал поправлять сбившееся крепление ласты.
     - Интересно, какая она? - задумчиво спросил Фили, глядя на прозрачную, чуть зеленоватую воду перед собой.
     - Что значит "какая она"?
     - Ну...
     Без одежды.
     - Кто?
     - Экономка...
     - Наша экономка? - поразился Шерман.
     - Да нет, - досадуя на непонятливость Шермана, сказал Фили. И чуть ли не с придыханием в голосе пояснил: - Наша экономка, 
мисс Меллоу!
     - Ты больной! - безапелляционно заявил Шерман и прыгнул в воду.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

     Каникулы! Утром никуда вставать не надо, дрыхни в постели, валяйся сколь душа пожелает, хоть до обеда!
     Фили и валялся. Из принципа, потому что сон давно ушел. Лежал с закрытыми глазами, слушал щебетанье птиц сквозь 
открытое окно.
     Правда, чудесное пение птах порой заглушала возня Лестера возле машины -нарочно он ее что ли под окна Фили поставил? 
Но вставать, чтобы прогнать его на обычное место было лень. Во всяком случае, лень - отличное самооправдание, так как Фили 
где-то неосознанно догадывался, что Лестер может и не убрать машину, а терять самоуважение к себе после открытого 
неповиновения прислуги Фили не хотел. Все-таки, как сказал отец, он сейчас за хозяина. Мистер Филмор-младший - звучит!
     - Лестер! - донесся снизу голос экономки. - Лестер! Лестер, я хочу поехать в магазин! Ты не можешь отвезти меня?
     Фили неожиданно переборол свою лень и мгновенно оказался у окна.
     Экономка в клетчатом зеленом платье стояла у Кадиллака, из кабины не спеша вылезал Лестер.
     - Ну, мисс Меллоу, - шофер выбрался из кабины, смерил молодую женщину оценивающим взглядом, демонстративно 
посмотрел на свои часы. - Я не знаю... Я не могу опаздывать вообще-то... Но если вы быстро...
     "Вот нахал! - подумал Фили. - Куда ему опаздывать-то, отец же уехал? Все утро мне спать мешал - а теперь опаздывает, 
видите ли!"
     - Большое спасибо, - обрадованно ответила экономка. - Я могу переодеться?
     - Да ради бога, - проворчал Лестер, пытаясь говорить радушно, что, впрочем, у него плохо получалось. - Только чтобы ваше 
переодевание не заняло целый день!
     Она торопливо побежала к дверям дома.
     Фили проводил ее взглядом и отошел от окна.
     Потянулся.
     Надел не спеша джинсы с рубашкой. Заправил постель. Взял журнал с голыми девицами, что позаимствовал у школьного 
приятеля на время, сел на кровать, стал листать. Он уже рассматривал его неоднократно, и если по первости эти талантливо 
полуобнаженные красотки возбуждали в нем какие-то чувства, то сейчас кроме отстраненного равнодушия они ничего не 
вызывали: фотографии далеких красавиц в не совсем естественных позах, которых может уже и на свете нет (СПИД в их мире 
явление наверное не исключительное), которыми может обладать кто угодно, только не он, - и пахли-то бумагой, а не живым 
женским телом. Вот если бы рассмотреть фотографии обнаженной учительницы, или мисс Меллоу - тех женщин, которых хотя 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 :
уыртэр  эртхЁї

(c) 2008 ┴юы№°р  ╬фхёёър  ┴шсышюЄхър.