Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1562 году родился(-лась) Лопе Вега (де Вега)


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чертами лица, Никое был красив. Может быть, даже слишком красив. Он не понравился Гвидо.
     Никое грубовато поцеловал в губы Ванессу, Мидж, а потом и Гвидо, который, несколько опешив, не воспротивился этому.
     За столом они обменялись банальными фразами о первых впечатлениях итальянца в Египте, комплиментами в адрес обеих 
женщин, потом поговорили о политике и о давно ушедших временах. Гвидо старательно избегал всякого упоминания о Сивахе. 
Первым заговорил о нем Никое. Он тоже сказал о гомосексуальных связях и кровосмесительстве, широко распространенных в 
этой пустыне, и заявил, что считает такую практику «вполне естественной».
     - Нигде и никогда,- торжественно сказал Никое,- любовь не может быть неестественной. В конце концов, 
противоестественным не может быть ничто - ни тела, ни идеи. Даже когда человечество пытается извратить свою сущность 
религией или достижениями науки, оно скорее помогает, чем противоречит природе. Один лишь всемогущий бог способен 
отрицать природу. Но такого бога никогда не было - только тело и вера в божественное. Народ Сиваха знал об этом от 
сотворения мира. Поэтому они одновременно скептичны и доверчивы, наблюдательны и фанатичны, глубоко религиозные 
люди и атеисты. Наши ограничения и привычка делить все на категории равно ничего не значат для этих людей, привыкших 
свободно жить в бескрайней пустыне.

***

     После десерта, кофе и ликера Никое прилег на подушки рядом с Мидж. Гвидо поцеловал в ягодицу стоявшую перед ним 
Вану. Если называть вещи своими именами, это был вполне целомудренный поцелуй. Но грек оказался не из тех, кто теряет 
время даром. Он ненадолго оторвался от Мидж, обнял Вану за талию, повалил ее на меховой ковер и поцеловал в губы. 
Одновременно он задрал юбку Ваны, демонстрируя нижнюю половину ее тела Мидж, которая тут же принялась щекотать 
клитор подруги своим маленьким игривым язычком.
     Гвидо, уже пресыщенный, но неспособный сопротивляться желанию, охватившему его с необычайной силой, начал 
раздеваться - сначала сомневаясь, а потом с угрюмой решимостью. Он скользнул вдоль спины Ванессы и начал медленно о нее 
тереться.
     Ритмичная музыка аккомпанировала этой игре, правила которой Гвидо с лихорадочной поспешностью старался определить. 
Но механическое трение о бедра Ванессы быстро взбодрило итальянца, и чем больше он возбуждался, тем быстрее 
рассеивались его опасения. Ванесса, сама забавлявшаяся со своим клитором, задыхаясь в экстазе, повернулась, ища губами его 
фаллос.
     Адажио Генделя без всякого перехода сменило звучавшую перед тем музыку.
     Гвидо понял, что эта игра не имеет правил, и не стоит напрасно терять время в поисках того, чего нет. Ему казалось, что он 
слышит голос певца: 

«У жизни нет правил, 
     У счастья нет правил, 
     Нет правил свободы, 
     Нет правил экстаза... »

     О, как приятно, вольно и живо чувствовала себя его плоть, готовая мощно взорваться, не беспокоясь о приличиях, прямо в 
несравненном рту Ванессы!
     Он почувствовал на своей спине тяжесть Никоса, и жаркое дыхание прекрасного грека обожгло его шею. Это происходило с 
Гвидо впервые, никогда еще другой мужчина не касался его таким образом. Все тело Гвидо протестовало, но он заставил себя 
расслабиться, предоставив событиям развиваться своим чередом, и нашел эту близость приятной.
     Ванесса по очереди целовала Мидж, Никоса и самого Гвидо, деля между ними только что полученное семя итальянца.'
     Они уснули на заре, после разнообразнейших ласк и всевозможных перестановок. Оазис Амона был теперь уже не так 
далеко.

Глава третья
ОЦЕНИ ЦВЕТ, СЛАДОСТЬ, ГОРЕЧЬ

     - Когда я был маленьким,- продолжал настаивать Гвидо,- если какому-нибудь туземцу приходило на ум срывать злость на 
ком-то из подданных Ее Величества королевы Великобритании или он осмеливался не допустить англичанина в свой семейный 
архив, исследователю достаточно было сказать: «Я пожалуюсь в консульство», и абориген тут же начинал рассыпаться в 
извинениях и предлагать гостю свою жену и дочерей.
     - А вы в детстве были британцем?- насмешливо спросил секретарь посольства.
     - Нет, но я любил читать Жюля Верна и знал, что почем.
     - Надеюсь, теперь вы читаете газеты, - сдержанно заметил чиновник.- Одетых в шорты военачальников-сардаров времен 
вашего детства сменили подготовленные ЦРУ полковники. А итальянские консулы разрешают агентам рыться в их папках, если 
вы понимаете, о чем я говорю.
     - Тогда скажите мне, если можете, но только отвечайте прямо: зачем нужны посольства?
     - Чтобы обеспечивать свой персонал,- улыбнулся чиновник.- Вот я, например, должен содержать большую семью. Я люблю 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.