Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Незрин взглянул на сонное выражение лица итальянца и взорвался:
     - Это же наивно! Правительство и полицейские силы сами по себе нестабильны. Они могут стать марионетками в чьих 
угодно руках. Такое уже случалось, и результаты нам хорошо известны. Правительство, между прочим, обладает весьма и 
весьма условной властью. Власть истинная избегает заседаний парламента и министерских кресел. Она не зависит от 
голосующих на выборах, от пристрастий ликующей толпы, от переворотов и революций. Наши полисы слишком многолюдны 
для такого управления. А политика слишком массова. На этой планете серьезные проблемы не решаются политиками и 
правительствами. Они требуют определенного уровня технических знаний, сконцентрированных в дюжине организаций, 
подобных CIRCE и находящихся в распоряжении крупных компаний. Эти монстры не признают иной родины, кроме 
космополитического государства, которое они защищают и расширяют.
     Теперь эти реальные правители начали терять терпение, видя, как их марионетки нянчатся с неимущими. Ситуация должна 
быть исправлена - работают компьютеры, отдаются приказы, принимаются решения - машина запущена. Слово за вами, доктор, 
- и мировое благополучие будет гарантировано. 
     Незрин перевел дыхание:
     - Какая организация, позвольте спросить, не мечтает о рабочих и клиентах столь легко удовлетворяемых, как сивахцы! Теперь 
она может иметь их. Капля эликсира Хат-ан-Шо в резервуар системы кондиционирования любого предприятия или учреждения 
- и прощай недовольство условиями труда, забастовки и демонстрации!
     Ни единой неугодной мысли! Желания и их исполнение повсеместно совпадают. Никто не просит больше того, что имеет. А 
поскольку сильным все труднее будет урывать от себя для слабого, то слабый будет довольствоваться все меньшим. Земля 
будет радостно вращаться вокруг Солнца. Общество будет в ладу с властителями мира, все голоса сольются в сладком 
благодарственном песнопении, подобно ангельскому хору, в котором больше не будет жалобных и страдальческих выкриков. И 
песня тех, кто доволен жизнью и работой, будет так же ласкать слух, как молчание Вселенной.
     - Сивах - далеко не рай,- сказал вдруг Гвидо с гримасой боли, точно вспомнив что-то.
     - Но вы здесь не выглядите несчастным,- заметил Незрин.
     - Я не буду счастлив и в раю.
     - Рад слышать. Не люблю фанатично верующих. Если вы вечно сомневаетесь, как и подобает ученому, тем лучше. Я ведь 
говорю с ученым. 
     - Что вы хотите узнать? 
     - Нашел ли ученый то, что искал? 
     - Да,- спокойно сказал Гвидо.
     Лицо Незрина осталось бесстрастным. Он знал, что за этим последует - и не ошибся. Гвидо не заставил себя ждать:
     - Сивахцы знают истинную цену вещей. Вот в чем секрет. 
     - Что вы имеете в виду?
     - Они не интересуются властью, потому что она не интересна.
     Незрин глубоко вздохнул. Нет, он доберется до сути, даже если для этого придется говорить до утра.
     - Хорошо, допустим,- сказал он.- Но откуда проистекает эта мудрость, это знание о ценности вещей, не свойственное 
остальному человечеству? Они вдыхают ее с воздухом или глотают с водой? Может, жуют какую-то траву или вводят вещество, 
о котором никто не догадывается? 
     - Этого я не знаю.
     - Неудивительно!- фыркнул Незрин.- Вы проболтались тут восемь недель, и никто вам не мешал. Почему вы не пользовались 
какими-нибудь инструментами, не делали замеров, не брали образцы почвы, воды? Короче говоря, не исполняли своих 
профессиональных обязанностей?
     - Бедняга Незрин,- благодушно сказал Гвидо.- Не утруждайте себя такими мелочами. У вас же есть подчиненные? Пусть у 
них болит голова. Мне не нужно брать пробы воды и воздуха. Меня не интересует их пища и табак, который они курят, просто 
потому, что все это уже сделано. Давно и очень тщательно. 
     - Правда?
     - Но не здесь. В Милане. В новых лабораториях CIRCE и за большие деньги. Безрезультатно.
     - Вы хотите сказать, ничего интересного не обнаружено?
     - Ни интересного, ни неинтересного. Просто ничего. Впервые Гвидо заметил, что под маской наивности и добродушия 
скрывается нечто другое. Египтянин подался вперед, взявшись за ручки кресла:
     - В таком случае, придется вернуться к версии, которая вам так не нравится - о наследственных психофизиологических 
характеристиках.
     - Эта гипотеза полностью исключается. Полностью!- твердо сказал Гвидо. 
     - Почему, позвольте спросить?
     - Потому что если бы безразличие сивахцев к власти было наследственным, я не смог бы им заразиться. 
     - Заразиться?
     - Да. У меня все симптомы этого «заболевания» налицо.
     - Что такое?- взволнованно подскочил Незрин. 
     - Я думаю, как сивахец.
     Незрин в замешательстве уставился на него - издевается итальянец или повредился умом? Он попытался перевести разговор 
в шутку. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.