Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Гвидо подумал, что не видит между ними ни логической, ни мистической связи.
     Во всем мире происходят такие удивительные и абсурдные совпадения, иррациональные чудеса, в которых человек всегда 
ищет присутствие некоего туманного божества. Сегодня, как и всегда, на первом месте в списке случайностей жизни 
одушевленная материя - явление, в котором все происходящее необходимо и бессмысленно одновременно!

***

     Несколько минут мужчины молчали. Возможно, они думали, как прекратить эту дуэль. Вместо того чтобы обрушивать на 
противника град научных терминов, доказывать очевидное, подчиняясь непонятной силе и обольщаясь надеждами, которым не 
суждено сбыться, почему бы им не поговорить о любви, поговорить честно, открыто и доброжелательно? Или распахнуть окно 
и ощутить душистый ветерок, шевелящий кроны деревьев? Почему бы им, как часто делали Гвидо и Мехди, не пойти, взявшись 
за руки, на улицу и не восхититься мастерами древности, извлекавшими пользу даже из самых неудобоваримых вещей? Почему 
не посмеяться ласково над древними, перевозившими в своих галерах кувшины с верблюжьим дерьмом, чтобы с его помощью 
воскурить богам фимиам?
     Наконец Гвидо нарушил молчание: 
     - Конечно, аммоний не благоухает, но из него получается отличное удобрение. 
     - И неплохие бомбы,- добавил Незрин.- Люди похожи на Амона и на аммоний: они способны на все - злое и доброе.
     - Они творят зло, потому что недостаточно умны,- заметил Гвидо. 
     Незрин вздохнул:
     - Вернемся к разговору о вашем веществе, ацетилхолине. И о том, как вы хотели применять его для улучшения человеческих 
способностей, которые, как вы считаете, используются неадекватно.
     Незрин поудобнее устроился в бархатном кресле, сложил руки, взглянул на потолок, точно профессор, уставший от лекции.
     Он обратился к Гвидо, не глядя на него: 
     - Не стану спорить с вами о физиологическом происхождении медиатора. Я недостаточно компетентен в этом вопросе. О его 
существовании и составе кое-что уже известно. Но его действие по-прежнему остается неясным. Мы совершенно не знаем, как 
и почему срабатывает ацетилхолин. Проще говоря (вы ведь не любите усложнений), он производится определенными клетками 
коры головного мозга и имеет наркотические свойства, сходные со свойствами опиума.
     Гвидо почувствовал, что не может не вмешаться: 
     - Что ж, давайте поговорим об ацетилхолине, который вам так нравится. Это вещество умнее, чем вы думаете. Оно способно 
влиять на свой собственный синтез, как бы это ни шокировало вашу железную логику. Более того, оно в какой-то мере 
освобождает нервные волокна. Точно Моисей, который вывел свой народ из примитивного мира пирамид.
     - Это и есть хваленая свобода, которой вы столь преданы? Но когда вы работали с гамма... простите, с ГАМК, вам 
недостаточно было воссоздать его свойства или выделить его природным способом. Нет, вы не могли первым синтезировать 
ацетилхолин. Другие уже сделали это за сто лет до вас. Поэтому вам нужно было шагнуть дальше, что вы и сделали. Впрочем, 
вы не стали, как Сганарель, «менять все это». Вы изменили лишь один элемент в молекуле ацетилхолйна. Лишь один. Отделили 
одну группу СНз от азотного радикала.
     Не теряя своего аристократического хладнокровия, Незин достал из нагрудного кармана ручку, отвернул манжеты с 
сапфировыми запонками и быстро начертил прямо на белоснежной скатерти сложную формулу. Холеным пальцем он ткнул в 
группу СНз в правом нижнем углу.
     - Пожалуй, вы сами обрекли себя на это вынужденное путешествие - ваш гений вызывал у коллег лишь громкие похвалы и 
тайную зависть.
     Незрин вздохнул и снова пустился в долгие рассуждения:
     - Ацетилхолин, конечно, умели разлагать на элементы и до вас. Но его могли расщепить только Полностью. Вычленить 
отдельные элементы не удавалось. Более того - даже в живом организме ацетилхолин эстераза не может непрерывно 
распадаться, превращаясь в необходимый для поддержания жизни сложный эфир, который представляет для вас особый 
интерес. Действие других, конкурирующих ингибиторов, замедлителей химических реакций, не столь невинно, как эффект этого 
фермента. Например, воздействие алкилфосфатов, как вы, конечно,, знаете, вызывает смерть подопытных животных. 
     Гвидо вежливо зевнул, чем вызвал улыбку Незрина. 
     - Я буду лаконичен,- заверил тот.- Мне неизвестно, какой именно нуклеофилический активатор вы использовали, чтобы 
запустить реакцию расщепления молекул и образования нового вещества, формулу которого я только что записал. Конечно, 
это был не атропин. И, видимо, не норадреналин... Может быть, ацетил арсан? 
     Гвидо не удивился, а Незрин продолжал: 
     - Гораздо важнее знать, каким химическим агентом вы заместили группу СНз, которую вам удалось отделить. Этого я, 
разумеется, тоже не знаю, и, по правде говоря, меня это не беспокоит. Достаточно и того, что известны результаты вашей 
работы.
     Гвидо кивнул, словно поощряя дельное замечание ученика.
     Незрин сделал вид, что не заметил снисходительного кивка:
     - Новое вещество вы назвали ЕА-12 Единорог. Буквы и цифры - вероятнее всего, часть шифра, известного вам одному. Ключ 
от него вы, конечно, никогда не доверите такой болтливой персоне, как я. Я никогда и не спрошу о нем. Мне интересно другое: 
почему Единорог? По-моему, название «Химера» более соответствовало бы назначению. Не стану говорить о том, для какой 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.