Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

к насмешкам.
     - Значит, пребывание здесь, мистер Андреотти, навело вас на мысль о какой-то другой причине миролюбивого нрава 
сивахцев, чем та, которую вы назвали сначала? '
     - Нет,- вздохнул Гвидо.- Я не нашел никакой причины. Ее просто нет.
     - Вот видите!- любезно завершил беседу хозяин, вставая, чтобы проводить гостей к выходу.

***

     - Почему тебя так волнует равнодушие к политической власти жителей Сиваха? - спросила Вана, когда они снова остались 
наедине.- Ты что, хочешь всех людей сделать счастливыми?
     - Думаешь, у меня может быть другая причина? 
     - Я не думала, что ты так любишь человечество. 
     - Ты, видимо, недостаточно меня знаешь. 
     - Видимо, я совсем тебя не знаю. И это меня пугает. 
     - Вана,- спросил Гвидо позднее,- почему ты не любишь своего отца? Ведь ты приехала сюда, чтобы научиться любить его.
     - Наверное, ты убедил меня, что после десяти лет уже трудно чему-то научиться. Мне слишком поздно учиться быть 
дочерью.
     - А он? Ему тоже не нужно запоздалое отцовство? 
     - Отец - это человек, в котором нуждаешься. Тот, кто утешает и ободряет маленькую дочь, когда она боится темноты и 
смерти. Тот, кто не расстается с ней, пока она не научится обходиться без отца. Но это не тот, кто вежливо улыбнется дочери 
при встрече через двадцать пять лет и скажет: «Как дела, Ванесса?» 
     - Но все же Селим не дикарь. 
     - Нет, он варвар! 
     - Ты безжалостна.
     - Я чересчур жалостлива. А с ними надо обращаться пo-варварски. Чтобы те, кто покидает нас после рождения, не пытались 
потом руководить нами. 
     - Кого ты относишь к варварам? 
     - Я называю варварами тех людей, которые молятся на своих предков и не замечают своих детей. Варвару верят, что идеями 
полутора-двухтысячелетней давности можно руководствоваться и сегодня, и еще через сотни лет. Тех, кто считает, что 
строители пирамид были выше нас и что шедевры жестокости и точного расчета могут быть бессмертны. Они считают 
прогресс противоестественным, представляют будущее как идеализированное прошлое. Они уверены, что знают все лучше 
остальных и всегда будут знать. Они не сомневаются, что постигли истину, но при этом не в состоянии думать иначе, чем их 
отцы и боги. Они просят священников вести, а философов-.страховать.
     Они постоянно ссылаются на историю, гордятся только своей страной или нацией, поддерживают только свою партию. 
Варвары живут мистическим экстазом или предрассудками и стараются заставить других жить так же. Я называю варварами 
хранителей обычаев и наследия предков, ревнителей веры. Варвары - те, кто одевается согласно традициям и никогда не устает 
от своих привычек. Я называю варварами тех, кто собирается в узком кругу избранных, устанавливает знаки различия, 
изобретает свой секретный язык, отгораживаясь от тех, кто не разделяет их страхи и ненависть, чтобы чужак не мог проникнуть 
на их сборище, в их мафию. Я называю варварами тех, кто окунает розу в кровь людей, которых они убили ни за что, и кладет ее 
на трупы убитых. Я называю варварами тех, кто верит в семейные тайны, в то, что нельзя выносить сор из избы и ворошить 
грязное белье. Варвары - те, кто уверяй в себе и никому не доверяет. Они боятся проиграть, но никогда не выигрывают, потому 
что не умеют рисковать. Они остаются на месте, точно мертвые. И так же, как мертвые, неспособны измениться.
     - Но здесь, в Сивахе, живут мужчины и женщины, изолированные от мира. Они живут замкнуто, одним кланом, но не 
причиняют никому зла и ничего не скрывают. Их уединенность притягивает нас сильнее, чем их боги. Пустыня не всегда 
обманывает.
     - Я ненавижу все, что тянет человечество назад. Лучше обмануться, двигаясь вперед, чем застыть на месте. 
     - Ты больше ничего не ждешь от Сиваха? 
     - Ничего!
     И, глядя перед собой широко открытыми глазами, точно мысли ее были уже где-то далеко, Вана добавила:
     - Я не стану спрашивать совета ни у отца, ни у нации, как устраивать свою судьбу. Я не стану придумывать оправдания и 
прятаться от своего одиночества. Я не стану строить свое будущее на чужом прошлом.

Часть III
ЕДИНОРОГ И АНТИДЕВСТВЕННИЦА

Глава первая
РАЗУМ ПЕСКОВ

     Вертолет со специальным знаком на фюзеляже опустился точно в очерченный круг. Кроме наземной команды и двух-трех 
полицейских, сидевших в зале ожидания приземление вертолета видел один человек, подошедший поприветствовать 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.