Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подходящей площадки для раскопок, ни одних развалин, достойных внимания. Вана чувствовала, что даром теряет время.
     И теперь, лежа на кровати в гостиничном номере, она пыталась разобраться в путанице своих мыслей и чувств. Она 
разочарована - это ясно. Дни проходят серо и скучно.
     На кого обижаться? Сама рвалась в эту поездку. Но причиной тому была отнюдь не страсть к археологии. Вана ехала в Сивах 
с тайной надеждой вернуть себе отца, и, конечно, из-за Гвидо. Но сейчас она старалась не думать об отце. Что касается Гвидо... 
тут тоже не все гладко. Может, они постепенно стали уставать друг от друга? Днем они не виделись, потому что итальянец с 
утра до вечера пропадал в городе или окрестностях, но по вечерам встречались, любили друг друга, и это получалось так же 
хорошо, как в первый раз.
     Но так ли уж хорошо? Почему же их физическая близость все реже сопровождалась долгими задушевными беседами, 
которые были прекрасны сами по себе и придавали любви изысканный привкус? Даже Гвидо заметил эту перемену.
     - Может, я чем-то обидел тебя?- спросил он однажды ночью.- Ты больше не пытаешься шокировать меня Своими 
парадоксами.
     - Просто раньше мы шутили, а теперь стали говорить серьезно.
     - Это плохо... Давай предоставим право быть серьезными тем, кому нравится сомневаться. 
     - Мы стали серьезными помимо своей воли. 
     - Это еще хуже,- заметил Гвидо.- Чувствую, мы закончим тем, что составим серьезное послание будущим поколениям. 
Представляю его содержание: древние миражи в современной пустыне.
     - Кстати, ты знаешь, почему жители Сиваха кажутся такими современными? - спросила Вана.- Потому что элементы, 
составляющие их существование, сложнее, чем где бы то ни было. История оставила здесь множество противоречивых следов, 
которые смогли каким-то образом слиться в единое целое.
     - Думаю, противоречия должны были сгладиться за такой долгий срок. Во всяком случае, я их не вижу... или не понимаю.
     - Наверное ты просто не способен понять некоторые вещи.- задумчиво сказала Вана.- Конечно, мое сознание тоже не 
безгранично. Мы с тобой схожи в плотских желаниях, в повседневных потребностях, во взглядах на мораль и общество. Но 
между нами есть отличие: мы по-разному понимаем смысл жизни. 
     - Как ты понимаешь его? Скажи! 
     - Смысл жизни - счастье. Учиться, познавать, зарабатывать деньги и тратить их на приятные вещи, танцевать, путешествовать, 
выращивать цветы, знакомиться с людьми и учиться уважать их и доставлять им наслаждение - все это для меня путь к счастью. 
А для тебя - к власти.
     Она приложила палец к губам Гвидо, и продолжала: 
     - Тебе трудно понять, о чем я говорю. Для тебя важны только точность и эффективность. Мысли и поступки интересуют тебя 
лишь в той мере, в какой они способствуют завершению какого-то предопределенного действия. Они допускаются, если 
помогают достичь желаемого результата. Как же должны раздражать тебя мои смутные надежды, если ты живешь по плану, в 
котором нет места ошибке и случайности. Как можешь ты, преклоняющийся только перед силой, постичь мою хрупкую веру? 
     - Но я не имею отношения к сильным мира сего и не стремлюсь наверх,- возразил Гвидо.
     - Возможно, но власть привлекает тебя. Если ты не имеешь возможности сам насладиться ею, то ценишь ее в других.
     - Что-то я не узнаю себя в этом портрете. Вана печально улыбнулась:
     - Я бы еще могла понять, если бы тобой руководило желание обладать реальной властью. Но тешить себя иллюзиями?
     - Ты как-то говорила, что «нефер» означает на древнеегипетском «красивый», - напомнил Гвидо на следующий день после 
этого разговора.- Я считал, что это значит «хороший».
     - Это слово имеет два значения, так же, как греческое «калос». Было время, когда люди не разделяли эти два понятия. 
     - А что значит «тити»? 
     - «Та, что явилась» Вана хитро улыбнулась:
     - Я действительно не знаю, зачем явилась сюда. Пора бы понять - в этом мире невозможно ничего найти. 
     - Зачем же мы продолжаем поиски? 
     - У нас нет выбора. Что еще нам остается? 
     - Поэтому ты не оставляешь надежды найти отца через много недель после встречи с ним?
     - Не знаю. Жизнь - это не задача, которую обязательно нужно решить, а опыт, который мы приобретаем.
     Ровно через месяц после приезда Селим эль Фаттах пригласил Вану и Гвидо на завтрак.
     Гвидо несколько раз встречал губернатора после свадьбы у Айаддина, и они перебросились несколькими фразами по 
поводу этого события. Гвидо, как всегда, поражался местным обычаям, а Фаттах отделывался обычными формулами 
вежливости. Поэтому итальянец не ожидал от этой встречи ничего нового. Ему просто любопытно было взглянуть на встречу 
отца с дочерью.
     Селим встретил их без смущения или излишней чопорности. Прохладно, сдержанно, но без высокомерия. Создавалось 
впечатление, что он думал о чем-то своем, личном, не имевшем отношения к гостям.
     Хозяин усадил их за стол и молча наполнил бокалы. Гвидо почувствовал, что должен начать разговор, причем сразу о Ване, 
без всяких светских условностей. 
     - Вы хотели увидеться с дочерью? 
     - Конечно,- ответил Селим.- Я знал, что увлечение археологией рано или поздно приведет ее в Сивах.
     - А вам не кажется, что она приехала сюда, чтобы увидеть вас? 
     - Она не знала, что я здесь. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.