Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

покатые плечи. Точеные черты лица и прямой нос, чуть раскосые глаза и высокие скулы и эта легкая полуулыбка - сомнений 
быть не могло! Только Кармен, бессмертная жена Амона, могла быть так прекрасна. Гвидо всего один раз видел ее бронзовое 
изображение на выставке в Лувре, но забыть уже не смог.
     Маленькие каменные груди с набухшими сосками, казалось, только что ласкала чья-то рука. Гвидо чувствовал, что столетия 
ласк отполировали нежный, гладкий живот. К своему изумлению, итальянец заметил, что из расщелины любовно выточенных 
половых губ выглядывает фаллос. Не увеличенный клитор, а именно мужской половой орган, которому не хватало только- кто 
знает, почему?- яичек. И хотя он был опущен, его длина невольно вызывала желание.
     В комнату вошел высокий худой человек в тюрбане. Щ темном лице, покрытом густой сетью морщин, выделялись 
водянисто-зеленые глаза. Он с достоинством поклонился, жестом предложил Гвидо выпить и выкурить трубку. Затем еле 
слышно спросил, не говорит ли посетитель по-французски. Гвидо кивнул, тогда старик спросил о состоянии дел.
     - Каких дел?- удивился Гвидо. Но тут же придал своему лицу прежнее сдержанное выражение. .
     Хозяин указал на его карман. Гвидо вытащил бумажник и раскрыл его. Старик взял пачку купюр, пересчитал их, взял 
примерно половину, а остальное аккуратно положил в бумажник. Затем он элегантно поклонился, прижимая руку к сердцу, и 
исчез, оставив Гвидо с его маленьким проводником.
     - Как ты думаешь, что он мне предложит за такую сумму?- весело спросил итальянец у мальчика.- Думаешь, я смогу 
порезвиться с богиней?
     Поскольку в следующие десять минут ничего не произошло, Гвидо заподозрил неладное.
     - Эй,- сказал он малышу.- Надеюсь, старый негодяй не хочет предложить мне тебя?
     Внезапно портьеры, скрывавшие вторую дверь, раздвинулись, и в комнату вошли два босых юноши в длинных белых туниках. 
На шее у каждого из них висело золотое ожерелье, головы были украшены цветами. Сколько им лет? Пятнадцать, шестнадцать? 
Может, и меньше. Как можно было судить об. их возрасте, если даже пол их угадывался с трудом. Кудрявые волосы, белая 
кожа, ровные блестящие зубы, изящные руки. Карие глаза, скрывавшиеся под густыми томными ресницами. Один из них сел на 
подушку, вытянув ноги с браслетами. Второй налил в бокал какую-то жидкость из графина и предложил Гвидо. Тот обмакнул в 
нее губы и вернул бокал, покачав головой.
     Легкий запах миндаля не могли заглушить ни вино. ни мел, добавленные в настойку. Это был не известный Гвидо 
возбудитель. Итальянец не удивился. Он вернул бокал юному Ганимеду, показав, что тот должен выпить это сам.
     Юноша улыбнулся, спокойно проглотил половину жидкости и остальное предложил товарищу, который, не моргнув глазом, 
осушил бокал.
     - Теперь дело, кажется, пойдет на лад,- прокомментировал Гвидо.
     Молодцы были не из разговорчивых. Они молча встали друг напротив друга и начали кланяться и гримасничать, виляя 
бедрами и время от времени облизывая красивые губы.
     - Тут и у покойника встанет,- сказал Гвидо. Но сам он смотрел на них совершенно хладнокровно. Когда эти педерасты 
пустыни попытались раздеть его, он вежливо, но твердо отказался и дал понять, что присутствует только в качестве зрителя.
     Им не потребовалось объяснять дважды. В следующее мгновение они сцепились, точно одержимые, и стали лихорадочно 
терзать губы друг друга.
     Казалось, это была их единственная и последняя возможность совокупиться. Теперь их туники задрались до пояса, и 
восставшая у обоих плоть была отнюдь не поддельная.
     - Mamma mia,- прошептал итальянец,- вот это размеры! 
     Он обратился к малышу, по-прежнему державшему его за руку и не отрывавшему глаз от зрелища.
     - Ты, видно, парень образованный. Скажи, они прихватили свое снаряжение из музея?
     Но «музейные редкости» оправдали себя, когда пошли в ход. Для начала участники спектакля занялись такой неистовой 
мастурбацией, что Гвидо забеспокоился: 
     - Эй, ребята, потише, а то останетесь без потомства. Но это были железные парни. Не переводя дыхания, они принялись 
помогать друг другу губами и руками. Минут через десять Гвидо заскучал.
     Юные артисты, точно почувствовавшие перемену в его настроении, немедленно сменили позы. Один встал на четвереньки, 
подрагивая напряженным задом. 
     - Очень аппетитно,- оценил Гвидо. Второй юнец немедленно воспользовался предоставленной ему возможностью. Он смазал 
слюной анальное отверстие приятеля и всадил туда свою огромную пику.
     - Что значит практика!- восхищенно причмокнул Гвидо.- Нет предела человеческим возможностям! Но от бездействия даже 
член ржавеет. Хотя это всего лишь абстрактные рассуждения, а здесь, кажется, практикуются всерьез.
     Такой длинный монолог не мог не произвести впечатления на маленького гида. Он звонко расхохотался, запрокинув голову, 
и этим совершенно покорил Гвидо.
     - Лучше и я бы не смог,- продолжал итальянец.- Они, кажется, понимают друг друга.
     Тем временем активный педераст продолжал таранить приятеля с той же яростью, с какой только что возбуждал самого себя.
     - Эти парни совсем одурели! Тише, ради Бога! Но дуэт не собирался сбавлять темп. Гвидо взял на себя роль дирижера.
     - Внимание! Сперва немного помедленнее... Отлично. Теперь вернемся к началу. Вот так! Плавно! Прекрасно. Так, так, 
продолжайте, но поспокойнее, с чувством, вот так! Идем дальше: глубокий бас, мягче, глубже, с душой. Тихо! Я бы сказал даже 
тихонечко!.. Он чувствовал, что произведение близится к финалу. 
     - Я дирижер, поэтому должен руководить до конца,- пояснил он малышу, ускоряя темп.- Теперь поехали! Быстрее! Сильнее! 
Вернулись в исходное положение - и скорей, скорей к финишу!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.