Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Нефть положила начало новой цивилизации,- объяснил Мехди.- она играет роль Провидения. Иногда - слава Богу, только 
иногда - она проклятие, но всегда - неожиданность. Вот почему ее везде так почитают. Люди хотят иметь богов, которых можно 
ненавидеть, когда дела идут плохо.
     - Хорошо говорите,- заметил Гвидо.- Что вы преподаете, когда не заняты административной деятельностью? Литературу? 
Психологию? Богословие? 
     - Логику,- ответил египтянин. 
     - Прекрасно,- внезапно смягчился Гвидо. 
     Мехди помолчал, прежде чем продолжить разговор. 
     - Лучше, если здесь не будут знать о вашей профессии,- сказал он наконец. 
     - Представляете, как засуетятся сивахцы, если пройдет слух о том, что здесь есть нефть.
     - Ну и что? Кому это повредит? Вы боитесь, что они проклянут ее?
     - Напротив. Но, по-моему, бесчеловечно подавать убогим несбыточную надежду.
     - А что если сивахцы никак не отреагируют на это событие?
     Мехди скептически нахмурился, давая понять, что их разговор был не более чем шутливой перепалкой и продолжать его не 
имеет смысла. 
     - Сигару?-предложил он. 
     - Спасибо. Я еще раз схожу в город. 
     - Не хотите отдохнуть? Сейчас самое время. Жара. . 
     - Нет. Я сплю очень мало. 
     Они пожали друг другу руки и разошлись. 
     - Этот кретин появился как раз. Вовремя - пробормотал Гвидо, спускаясь по ступенькам.- Теперь я дам ему прикурить, да 
еще как!
     Он углубился в лабиринт улочек, которые не успел осмотреть утром. Они были пустынны в это время дня, хотя особой жары 
не было.
     Гвидо бродил по городу как беззаботный турист, останавливаясь то там, то здесь.
     Он присматривался к каждой мелочи, попадающейся на глаза, словно это была музейная редкость. Он вступал в 
бесконечные разговоры с базарными торговцами, на удивление сносно говорившими по-английски и иногда вставлявшими и 
пару французских, итальянских или немецких фраз. Вана, окажись она в это время рядом, не узнала бы в этом внимательном, 
неутомимом, приветливом и разговорчивом ходоке праздного сноба, которым он старался казаться.
     Гвидо было достаточно двух-трех сальных шуток, чтобы торговец чаем или фруктами охотно выложил ему свою нехитрую 
историю. Его случайные собеседники с энтузиазмом встречали предложение сфотографироваться. Гвидо щелкал 
фотоаппаратом, не слишком заботясь о том, чтобы навести резкость и установить экспозицию. Он вполне доверял 
«Олимпиусу», одолженному у Ваны, тем более, что тот был не заряжен.
«Интересно будет взглянуть на физиономии полицейских ищеек, когда они наткнутся на фотоаппарат»,- подумал он.
     Они бы подивились, как этот исследователь-одиночка обходится без каких-либо записей, карт, путеводителей, дневников, не 
говоря уже о магнитофоне или любой другой аппаратуре. У него не было ни листка бумаги, ни огрызка карандаша!
     Тоненькие рубашки от Гуччи, пояса и брюки с наклейкой «Валентине», ботинки фирмы Баттисони и шелковые носки от 
Марина Ланте делла Побере - вот и все, что ожидало любителей пошарить по чужим чемоданам. Гвидо представил их реакцию:
     - Классического шпиона к нам заслали, ребята! Какой-то безграмотный лопух без всякого оборудования. Да, это не Джеймс 
Бонд.
     - Что ж, ребята,- притворно вздохнул Гвидо, заканчивая этот воображаемый спектакль.- Времена меняются. Даже нефтяные 
магнаты уже не те, что были когда-то.
     Он дружески похлопал по затылку оборванного мальчишку, дергавшего его за штанину. 
     - Куда ты хочешь повести меня, малыш? Но мальчуган, казалось, не знал другого языка, кроме приветливых улыбок и кивков.
     Гвидо последовал за ним. Держась за руки, они подошли к крыльцу старого деревянного дома, украшенному арабесками и 
вазами с цветущим жасмином. Мальчик провел итальянца через маленькую комнату, где лежали глиняные горшки, верблюжьи 
седла и большие восьмиугольные подносы, во внутренний дворик с выложенным мозаикой бассейном. По краям его били 
маленькие фонтаны, освежающие воздух. Бассейн окружали фруктовые деревья и розовые кусты. Во дворе сушились на солнце 
табачные листья.
     По сторонам дворика находились две арки из белого и черного камня. Изящные колонны из темно-красного мрамора 
поддерживали их. Но местами мрамор раскрошился, и похоже было, что этому чуду осталось жить уже не столетия, а годы. И 
все же старые арки придавали дворику неизъяснимое очарование. В них было что-то от дворцов сарацинов в Гренаде, которые 
так притягивают взоры туристов.
     Они пересекли дворик и очутились в комнате с разбросанными на ковре мягкими кожаными пуфами и множеством 
подушек. Слева от входа висело огромное зеркало в красной гипсовой раме. На противоположной стене между окнами 
располагалась коллекция старинного оружия. Дневной свет, проникая через цветные стекла, окрашивал комнату-музей в 
розовые тона. Дополнительно комната освещалась большими масляными лампами. На столе, инкрустированном перламутром, 
стояла шахматная доска с расставленными фигурами. Гвидо увидел огромные бронзовые вазы, голубые бокалы, шелковые 
шали, валявшиеся на ковре... И в самом темном углу - каменную скульптуру обнаженной девушки в натуральную величину. 
Волосы, заплетенные в мелкие косы, образовали на голове шлем, прикрывавший щеки и затылок, но оставлявший на виду 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.