Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

разговоров, храпа, стонов оргазма и возни крыс. Несмотря на усталость, девушка чувствовала себя еще менее уютно, чем на 
горячем песчаном ложе.
     Но не только ночные звуки мешали ей. Образы отца и любовника попеременно возникали в ее воображении и гнали сон 
прочь.
     Как воспримет Селим ее неожиданный приезд? Что если он вышвырнет Вану из своего офиса так же бесцеремонно, как 
вычеркнул из жизни двадцать пять лет назад? Вдруг Селим придет в ярость от того, что она потревожила его и здесь, в его 
убежище? Он сочтет такое вторжение бесцеремонным. И в конце концов, наверное, будет прав. Эта мысль нисколько не 
утешала ее. А Гвидо? Как он доведет себя теперь, когда цель его путешествия достигнута? Он попал туда, куда так стремился. 
Нужна ли она ему теперь? Наверное, нет. Их отношения были увлекательной игрой. Захочет ли он продолжать их или займется 
более серьезными делами?
     И что это были за дела? Вана до последнего времени делала вид, что они ее не интересуют, и ни о чем не спрашивала. Но она 
считала себя не настолько глупой, чтобы поверить в секретную миссию итальянца. Настоящий шпион не стал бы выставлять 
напоказ свой блестящий ум, даже если бы речь шла о промышленном шпионаже. Скорее интуитивно, чем основываясь на 
конкретных фактах и выводах, она догадалась, что ее приятель работает на нефтяную компанию. Но в каком качестве? Ищет 
возможности вложения капитала? Но разве такое дело могли доверить непрофессионалу? К тому же было совершенно 
очевидно, что в бурении Гвидо разбирается похуже самой Ваны. Даже если допустить, что он прислан на разведку и вслед за 
ним появятся настоящие изыскатели, все равно он, как минимум, должен установить с кем-то контакты, ознакомиться с 
местностью. А для этого нужны если не приборы, то хотя бы карты и основная документация, какие-нибудь адреса или 
знакомства в городе. Но Вана, которая сама паковала в Каире его немудреные пожитки, знала, что там не было никакой 
аппаратуры.
     Все, о чем Гвидо говорил и о чем просил ее, тоже не указывало на какие-либо профессиональные тайны.
     Для чего же он предпринял такое неожиданное и рискованное путешествие? Вана не могла найти этому разумное 
объяснение. Она уже начала подозревать, что Гвидо действительно обычный высокооплачиваемый чиновник, который во 
время отпуска удовлетворяет странную и претенциозную прихоть: изучает историю и традиции народа не слишком 
обособленного и не очень дикого, то есть не представляющего большого интереса для исследователя. Почему он не отправился 
к кочевникам, чтобы разделить с ними их убогий кров? Саму Вану гораздо больше устроил бы рваный шатер, чем этот 
вонючий отель.
     В это время кто-то тихонько постучал в дверь ее комнаты. Девушка улыбнулась.
     Конечно, это Гвидо! Он остыл от обиды по поводу изгнания из рая и пришел налаживать отношения.
     Вана была тронута. Рывком соскочила с кровати и открыла дверь, соединяющую их комнаты. Но там было темно. Она 
услышала ровное дыхание итальянца, который даже не повернулся на скрип двери. Без сомнения, он крепко спал. Чувствуя 
досаду и разочарование, она бесшумно закрыла дверь и вернулась к себе. Стук послышался снова. Теперь он явно доносился 
из коридора.
     - Кто там?- спросила она по-английски, потом по-арабски.
     Ответа не последовало, но через несколько минут стук повторился. Она была напугана и хотела уже позвать Гвидо, но 
гордость не позволила ей этого сделать. Вана сидела на кровати, обхватив руками колени и не спуская глаз с двери. 
Постукивание продолжалось. Она подумала: что будет, если кто-то вломится в номер и увидит ее обнаженной в такой позе? 
Надежнее спрятаться под простыней. Но она не двигалась. Надеть что-нибудь? Но что? У нее нет ни пижамы, ни ночной 
сорочки, а сидеть в платье в такой час просто нелепо.
«Во всяком случае,-подумала она,- меня не собираются грабить или убивать, иначе они не стали бы так шуметь. Может, кто-то 
хочет насладиться моим телом? Тогда нечего так пугаться!»
     Страх улетучился, как только Вана подумала, что ее просто хотят изнасиловать. И она заснула прежде, чем собралась открыть 
дверь.

Глава вторая
БОГИНЯ ИЗ КАМНЯ, БОГ ИЗ ПЫЛИ

     Гвидо проснулся в семь, выпил кофе по-турецки и, не оставив Ванессе даже записки, пешком отправился в город. Он 
вернулся в полдень, и новый, видимо, недавно сменившийся портье сообщил ему, что мадам только что ушла. Она не просила 
передать, куда идет и когда вернется.
«Если бы я знал, позавтракал бы в арабском бистро»,- с сожалением думал Гвидо, сидя один в гостиничном ресторанчике. Он 
внимательно изучал меню, когда на столик легла чья-то тень. Итальянец поднял глаза и увидел невысокого полного человека лет 
сорока, с небольшой проплешиной в голосах. На смуглом, чисто выбритом подбородке незнакомца была симпатичная ямочка. 
Свежевыглаженный шелковый костюм, галстук в косую полоску и начищенные до блеска туфли дополняли портрет. В правой 
руке, украшенной серебряным браслетом, человек держал тонкую трость с черепаховой рукояткой. Он смотрел на Гвидо, 
застенчиво улыбаясь.
     - По-моему, я имел удовольствие встречаться с вами в Каире,- учтиво сказал он.
     В подкупающе мягкой манере не было ничего навязчивого. Он говорил по-английски с легким акцентом, положим на 
итальянский. Под удивленным взглядом Гвидо человечек смутился и поспешно сказал:
     - Должно быть, я ошибся. Простите, ради Бога!- Он поклонился и сделал шаг назад.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.