Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Насколько я понял, отсюда мама Иньез не кажется тебе такой уж привлекательной?
     - Разговор с Незрином в тот день, когда ты приехал в Каир, позволил мне понять главное в моих отношениях с родителями: я 
слишком восхищаюсь ими, чтобы узнать их как следует. 
     - Незрин объяснил тебе это?
     - Нет, я сама поняла, пока рассказывала ему о родителях.
     - Значит, ты считаешь, что если хочешь как следует узнать человека, нельзя любить его слишком сильно?- спросил Гвидо.
     - Не обязательно. Смотря какого рода любовь. Любовь к родителям связана с самыми примитивными человеческими 
инстинктами, хранящимися, по мнению специалистов, в нашей общей памяти или подсознании.
     - Я, конечно, придерживаюсь другого мнения, но ты специалист,- небрежно заметил Гвидо.
     - Во всяком случае, специалистом в популярной биологии меня не назовешь,- примирительно улыбнулась Вана.
     - Наверное, твой конек - политическая биология? 
     - Это неплохая идея.
     - Но что именно тебе не нравится в матери сейчас, когда ты стараешься смотреть на нее объективно? - Снобизм и 
профессиональный жаргон. - Это неизбежный отпечаток ее науки,- заметил Гвидо.
     - История искусств - это не наука, а литургия. Храм, где есть священники, но нет верующих. Ее заклинания не просвещают, а 
оглупляют. Задача этой «науки»--скрыть дремучее невежество своих приверженцев. Чтобы познать ее, ничего не требуется - 
достаточно лишь знакомиться с образцами, смотреть и слушать.
     - А ты не считаешь культом свою собственную профессию, археологию?
     - Для других - может быть. Но не для меня. 
     - Для тебя это игра,- поддразнил ее Гвидо.- Но, нравится тебе это или нет, ты принадлежишь к элите, а элита умеет играть в 
свои игры. Для элиты искусство - это своеобразный клуб, где можно невзначай поболтать о бизнесе, а художники обслуживают 
посетителей за стойкой бара.
     - Толпа всесильна, она засасывает, как трясина, и все-таки можно оставаться вне ее. Но честность и целостность часто 
оказываются лишь позой.
     - Все на свете сводится к позе,- развил ее мысль Гвидо,- в археологии и истории свои моды, так же, как в прическах. И можно 
придерживаться определенных эстетических взглядов или отрицать их в зависимости от того, что принято в этом сезоне.
     - Я не демонстрирую разбитые кувшины, как другие демонстрируют мини-юбки,- энергично возразила Ванесса.- Я не 
берусь решать за других и никому не хочу ничего навязывать.
     - Просвещать - значит учить людей видеть,- ответил Гвидо.- Точнее, видеть определенным образом. Иными словами, видеть 
частично.
     - Но откуда ты взял, что я собираюсь кого-то просвещать?- воскликнула Вана.- Как только моей матери показалось, что она 
должна учить людей, я убедила ее, что она ошибается. Каждый педагог, даже если он преподает эстетику, неизбежно движется к 
абсолютизации. А значит, к обману. Потому что истинное знание всегда относительно.
     - Плохой или хороший вкус не определяется восприятием реальности. Вкус не является элементом знания и не появляется в 
результате специального обучения. Это не какое-то воображаемое открытие. Вкус - решение, принятое за нас другими. И с 
этим ты ничего не поделаешь. 
     - Поделаю! Просто не буду выбирать и оценивать. 
     - И все-таки ты выбираешь. Может быть, не осознаешь этого, только и всего. Ты выбираешь свои древние черепки - и 
делаешь это очень добросовестно. Точно так же ты отбираешь для себя самых подходящих мужиков, когда тебе случается 
проводить раскопки в бане у Незрина.
     - Уверяю тебя, это под влиянием твоей Майки. 
     - Она? Ты имеешь в виду, что Майка предпочитает первый класс, а не товар подешевле? Не смеши меня. Смирись с тем, что 
она тут ни при чём.
     - Я никогда не смирюсь с тем, что бессмысленно!- Вана сердито стряхнула с головы песок.- Все, что несовершенно, не имеет 
для меня никакой ценности.
«Лендровер» вскарабкался на песчаный гребень, и они увидели другую сторону холма, сплошь покрытую яркой зеленью. 
Встревоженные канюки громкими криками возвестили о вторжении пришельцев. Машина догнала девушку в легком белом 
платье, несшую на голове большой сверток. Она была удивительно красива - тонкое, с правильными чертами лицо, кожа, более 
смуглая, чем у обитателей дельты Нила, большие миндалевидные глаза.
     Чтобы позлить Ванессу, Гвидо крикнул девушке первый кастильский комплимент:
     - Привет, милая! Ты такая же красивая, как твоя мать! Девушка, конечно, не поняла испанских слов, но по интонации 
догадалась об их смысле и непринужденно рассмеялась. Итальянец не преминул сделать из этого далеко идущий вывод:
     - Видишь, она не отрекается от своих предков. 
     - Никто не расстается со своим безумием до конца,- отозвалась Ванесса.
     - Интересно, кто тебе кажется более сумасшедшей - эта девушка или ты сама?
     - Я, потому что хочу отличаться от своей матери. И она, потому что хочет быть похожей на свою.
     - Однако о твоей Иньез не скажешь, что она подчиняется каким-то нормам.
     - Отрицать обычаи и правила одного племени лишь ради того, чтобы перенять нравы другого, - это вовсе не путь к свободе,- 
возразила Вана.- Какая женщина более независима - та, что демонстрирует свои ноги, или другая, обнажающая свою грудь? 
Женщина, которая любит девочек, или та, что предпочитает мужчин? Поклоняющаяся Амону или почитающая Магомета?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.