Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Незрин нередко повторял эту фразу, когда чувствовал необходимость оценить сложившуюся ситуацию.
     Но он хорошо понимал, что на этот раз предстоит работа настолько необычная, что заранее ее невозможно даже 
представить.
     А впрочем, для него не такая уж необычная... Незрин улыбнулся.
«Простые люди настолько смутно представляют себе механизм власти!- подумал он.- Если бы они знали...»
     Он открутил от переносного телевизора ручку, вытащил из нее короткий металлический стержень, похожий на обычный 
разъем, и подошел к мозаичному панно на стене офиса.
     Незрин коснулся левой ладонью какой-то точки, на вид совершенно неотличимой от остальной мозаики.
     И тут же рядом с местом, к которому он приложил руку, загорелось яркое круглое пятнышко размером с булавочную 
головку.
     Правой рукой Незрин вставил туда металлический стерженек, который мягко погрузился в стену и исчез, словно 
растворился.
     Светящееся пятнышко исчезло. Сейчас мозаика выглядела так, будто ничего не произошло.
     Незрин снова приложил руку к стене - на этот раз к месту, куда он вставил металлический стержень.
     Одновременно он негромко произнес звуковой код на языке, которого не узнал бы ни один человек на Земле. Потому что ни 
в нашем веке, ни в древности никто не говорил и не писал на этом языке.
     Стена бесшумно повернулась на невидимых петлях. Под мозаикой оказалась стальная плита, толстая, как дверь в хранилище 
банка.
     По открывшемуся коридору Незрин вошел в потайную комнату. Как только он шагнул внутрь, автоматически зажегся свет и 
заработал кондиционер.
     Стальная плита стала на место, надежно закрыв вход в тайник. Не обращая внимания на сложные электронные устройства, 
которыми была начинена комната, Незрин удобно расположился в кресле, обитом коричневым велюром, перед панелью со 
множеством кнопок и переключателей. Он по памяти набрал на клавиатуре длинный ряд цифр, которые тут же высвечивались 
на дисплее.
     Через несколько секунд в динамике раздался мелодичный гудок, потом еще один...
     Незрин нажал кнопку выключателя, и цифры на табло погасли. Он набрал новый номер и задумался, откинувшись в кресле.
     На этот раз ждать пришлось больше - минут пять-шесть.
     - Надеюсь, в это время никто уже не работает,- пробормотал он. 
     И тут же, улыбнувшись, уточнил: 
     - Когда я говорю «работает», подразумеваю «трахается»... Ох уж этот Селим! И в его возрасте... Тишину нарушил щелчок 
динамика. 
     - Да! Слушаю вас,- произнес голос с характерными пьемонтскими интонациями.
     - Добрый вечер, дорогой друг!- на чистейшем тосканском диалекте отозвался Незрин.
     - Надеюсь, ваше правительство нас не подслушивает? 
     - Нет. Ни мое, ни ваше.
     Это была не шутливая завязка беседы, а обычная для этих людей мера предосторожности.
     В их разговоре не должно оставаться места для сомнений и ошибок.
     - Помнишь парня, который уволился из твоей фирмы пару лет назад?- спросил Незрин.- Он занимался половой жизнью крыс 
или чем-то в этом роде.
     - Я его уволил, потому что больше не нуждался в его услугах.
     - Ты не хотел бы чем-нибудь вознаградить его за хлопоты?- предложил Незрин.
     - Я не собираюсь ни делать этому парню подарки, ни вредить ему,- последовал холодный ответ.- Сейчас я жарю совсем 
другую рыбу.
     - А как у него дела с женой?- невозмутимо спросил Незрин. - С какой еще женой?
     - Послушайте, уважаемый, вы не заболели? Или, может быть, я нечаянно разбудил вас? Я говорю о дочери Уолтера Мауро.
     - Я не могу проверять все идиотские сплетни на нашем полуострове.
     Незрин вздохнул достаточно громко, чтобы услышал его далекий собеседник.
     - Не забывайте, Джанни, может настать день, когда я вам снова понадоблюсь. 
     Наступила недолгая пауза, потом раздался усиленный динамиком голос:
     - Что вы хотите?
     - Чтобы вы прислали мне маленькую девочку Мауро,- спокойно ответил Незрин.
     - Прислал?
     - Да, в самом прямом смысле этого слова: чтобы ее доставили ко мне.
     - Для вашего личного пользования?
     - Вы достаточно хорошо меня знаете, чтобы не делать таких предположений.
     - Тогда зачем она вам понадобилась? Мне очень жаль, Незрин, но из-за такого похищения поднимется страшная шумиха. И 
без того вся Италия взбудоражена.
     - Отлично. Значит, такое мелкое происшествие пройдет незамеченным. Похищение припишут правым, или «Красным 
бригадам», или кому-нибудь еще. Исполнителям заплатят во время переезда, если это их устроит. Разумеется, при условии, что 
они будут вести себя как джентльмены и проведут операцию в добрых старых традициях - не оставляя никаких следов.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.