Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В ответ Гвидо ограничился вежливым кивком, и его собеседник продолжал:
     - Снаружи ни един дом в Альгамбре не отличается от других зданий этого периода. Все они огорожены, построены со 
вкусом, но скромно. Только оказавшись внутри, можно оценить различия в стиле и масштабах, увидеть роскошь дворцов, их 
несравненный комфорт и особую элегантность...
     К ним присоединился юный француз. Он перебил посла, пытаясь оживить беседу полемикой.
     - Сейчас все также, как и тогда: богатые не в состоянии понять проблемы бедняков. И поскольку бедные никогда не бывали 
во дворцах, они наивно считают, что дома богачей похожи на их собственные убогие лачуги.
     - Вы марксист?- проницательно спросил его посол. - Взгляды ислама на этот вопрос в чем-то сходны с коммунистическими.
     - Это чрезвычайно интересно,- вздохнул Гвидо. 
     - Даже в Италии, скажем, в Ватикане... 
     Но Гвидо встал и ушел, оставив посла предаваться своим откровениям.
     Женщины собрались в дальнем углу хаммам, и итальянец решительно направился к ним. 
     - Вы беседуете о политике?-спросил он Вану. 
     - О ней мы не говорим. Мы наслаждаемся ею. 
     - Какую линию поведения ты выбираешь? 
     - Активная борьба. 
     - Я поддерживаю,- заявил Гвидо. 
     Его приятно удивила Аврора Баррет. Он даже предположить не мог, что под складками ее вечернего платья скрывается такая 
пропорциональная фигурка. Гвидо отвел Вану в сторону.
     - А у Незрина принято заканчивать прием оргией? 
     - К чему беспокоиться? Действуй, как тебе нравится. Гвидо погладил груди Ваны, но женщина оттолкнула его руку.
     - Мне не хочется идти по проторенной дорожке. Мы с тобой уже привыкли заниматься любовью друг с другом. Давай 
сегодня попробуем что-нибудь новенькое.
     Гвидо нахмурился от разочарования и обиды, и она добавила примирительно: 
     - В моей стране, если ты кого-то обидел, пусть даже невольно, то обязательно должен подарить ему что-нибудь, чтобы 
заслужить прощение. У меня есть для тебя отличный подарок. Не догадываешься? Ладно, я скажу... Хочешь переспать с Кеми? 
     - Нет,- упрямо проворчал он. Но Вана и не думала сдаваться. 
     - Почему нет?
     - Потому что ты ее выбрала для меня. Если ты действительно хочешь вымолить прощение, предоставь мне выбирать самому.
     - Ты настоящее сокровище,- восхищенно рассмеялась Вана. - Только мы с тобой развиваемся в противоположных 
направлениях. Ты злишься на меня, а я все больше в тебя влюбляюсь.
     Она поцеловала Гвидо в губы, достаточно долго и умело, чтобы его плоть восстала. Почувствовав, что добилась этого, Вана 
неожиданно бросила итальянца, и убежала к остальным мужчинам.
     Гвидо быстро подошел к мадам Баррет. Не говоря ни слова, женщина обвила его шею руками и прижалась животом к телу 
Гвидо. Он огляделся в поисках места, где им можно было бы устроиться. Рядом оказалась незанятая скамья. Молодая женщина 
сама сбросила клочок материи, прикрывавший ее грудь, стащила с Гвидо набедренную повязку, улеглась на скамью и потянула 
итальянца на себя.
     Он почувствовал, что не в состоянии терять время на предварительную игру. Аврора поняла его состояние. Без лишних 
церемоний она обхватила его ключ и направила к своей дверце, одновременно пальцами другой руки приоткрыв замочную 
скважину...
     Гвидо настроился кончать как эгоист, не заботясь о партнерше - быстро и без всякой лишней отделки. Но едва лишь он 
овладел Авророй, как ощутил, что она уже близка к оргазму. И долгих две минуты он наслаждался, чувствуя и видя вновь и 
вновь повторявшуюся кульминацию ее страсти. Аврора несказанно удивила итальянца своей сексуальностью и неиссякаемой 
энергией. Он не выходил из нее, пока не дождался последних судорог экстаза, во время которых тело Авроры содрогалось, 
словно в припадке. Поглощенный тем, чтобы дать женщине насладиться предельно долгим оргазмом, сам Гвидо так и не 
финишировал. Поэтому тут же отправился искать нового партнера, чтобы завершить неоконченное дело. Казалось, ему не 
повезло - все были заняты, разбившись строго по парам. Даже Ванесса, поступившись своими принципами, занималась 
любовью с одним-единственным мужчиной - как и ожидал Гвидо, немецким этнографом. Впрочем, Вана предупреждала, что 
ей необходимы перемены.
     Кеми, независимо от того, проторила ли Вана дорожку к ней, была достойна постели короля. Но где же она спряталась? 
Гвидо обнаружил ее в углу, присосавшуюся к Никосу в позе «69». 
     Неподалеку от них предполагаемый французский марксист и посол слюняво целовались и услаждали друг друга взаимной 
мастурбацией. Гвидо подумал, что их поведение неприлично и вульгарно. Гораздо приятнее было посмотреть на жену посла, 
которая развлекалась в паре с юной блондинкой, грациозно изогнувшись в позе роденовской статуи. Она целовала сосок 
девушки и одновременно массировала пальцами ее клитор. Гвидо собрался было заняться любовью с кем-нибудь из них, ему 
казалось, что он вот-вот взорвется от распиравшего его заряда.
     Однако прежде чем он осуществил эту идею, из облака пара появился чернокожий гигант. Он тоже сжимал рукой свой 
фаллос - огромный, пропорциональный богатырской фигуре негра и такой же напряженный и вздувшийся, как у самого Гвидо. 
Прибывший тут же уперся своим черным молотом в раскрасневшийся болт итальянца и обхватил его талию могучими руками. 
Не теряя ни секунды, он начал ритмично двигаться, причем проделывал это очень убедительно. Гвидо сознавал, что такое 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.