Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Которым ты изменил, но не забыл их. И раз уж ты рассказал мне об их существовании, то я хотела бы быть в телах тех женщин, 
на которых ты женился. Каждый раз, когда ты с ними занимался любовью. И быть тобой, когда они совокуплялись с тобой. 
Рассказывай мне о них, любовь моя, а я буду тебя нежно ласкать.
     - Моя первая жена,- сказал Гвидо,- досталась мне по наследству.
     - От безнравственного дядюшки или от проигравшегося картежника?
     - От одного американского друга, с которым я познакомился в Калтече. - Где?
     - В американском университете. 
     - А что ты там делал?- удивленно спросила Ванесса. 
     - Об этом я расскажу тебе позже. Друга, о котором я говорю, звали Аллан Леви, он был моим ровесником. Профессор 
молекулярной биологии, гений в своей области. Однажды, лет пять назад, мне позвонил из Лос-Анджелеса какой-то 
незнакомый юрист. Он сообщил, что Аллан умер от опухоли мозга, оставив мне свои книги, «ягуар», двух породистых 
доберман-пинчеров и свою жену - полувенгерку, полуфранко-канадку. 
     Ванесса восхищенно всплеснула руками. 
     - Чудесно! Только тебе могло так повезти! 
     - Вначале я думал иначе. Во-первых, я был огорчен известием о смерти друга. С тех пор как я за год до этого уехал из Калтеча, 
мы с ним регулярно переписывались. Но ни разу он не упомянул ни о своей болезни, ни о женитьбе.
     - У него что, вообще не было женщин, когда ты жил в Штатах?
     - Никаких случайных связей. По-моему, он увлекался мальчиками.
     - Особенно тобой. Иначе зачем бы он стал делать тебе эти посмертные подарки? 
     - Мы были друзьями, а не любовниками. 
     - Это одно и то же,- настаивала Ванесса. 
     - Не совсем. Это доказывает то, что едва я уехал из Калтеча, как он женился.
     - Это, несомненно, было реакцией на твой отъезд - ему не хватало тебя. 
     - Не фантазируй, не имея фактов. 
     - Ладно, тогда дай другое объяснение. 
     - Любовь с первого взгляда - редкое явление, но известно, что она существует. 
     - А ты знал женщину, на которой он женился? 
     - Никогда ее не видел и никогда не слышал, чтобы Аллан о ней говорил. Он встретил ее уже после моего отъезда.
     - Но он ничего тебе о ней не сообщил. Не сказал и о том, что умирает. Однако он уже знал об этом, когда женился. Женился 
из-за любви к тебе, что и требовалось доказать.
     - Как ты догадываешься, этот крючкотвор сразу сообщил мне, что пункт, по которому Аллан завещает мне свою жену, не 
имеет юридической силы и недействителен. Что не аннулирует остальной части завещания. Так что я могу вступить во владение 
машиной, собаками и книгами, когда захочу. Конечно, после того, как уплачу налог на наследство. 
     - Что ты и сделал.
     - Я объяснил этому презренному щелкоперу, куда ему идти вместе с его формальностями и обязанностями. Так я потерял 
несколько тысяч интересных книг, мощную спортивную машину и пару горячих и верных животных. 
     - Но не женщину.
     - Через два дня меня разбудили в шесть утра. Кто-то стучал в мою дверь. Это была она. 
     - В Милане?
     - Она вылетела в Милан первым же рейсом и теперь стояла у моей двери с двумя огромными, как гробы, чемоданами. Она 
была высокой и стройной, в меховой многоцветной пелерине. А ее длинные ноги, казалось, были везде-вокруг ее щек и висков, 
на плечах и ниже спины, почти от самой талии. Она смотрела на меня зелеными глазами, какие бывают у пантеры, когда 
глядишь прямо на нее.
     - Она не может быть некрасивой, потому ты вдруг заговорил поэтично, как мои предки, которые придумали богов-животных.
     - Я никогда в жизни не видел такой красивой женщины. Я стоял так, глядя нанес, в расстегнутой пижаме, почти лишившись 
дара речи. Прежде всего потому, что понятия не имел, кто она такая. 
     - Разве она не представилась?
     - Представилась, но только через пару минут. Она сказала: «Я - твое наследство». 
     - На каком языке? 
     - На французском. Я сразу и не понял. 
     - А ты тогда не знал французского? 
     - Зимой, в такой ранний час, французский не слишком понятен. Особенно когда с тобой говорит заметно улучшенный 
вариант Мерилин Монро. 
     - Тем не менее ты ее сразу оприходовал. 
     - Даже не проснувшись как следует. 
     - И женился на ней.
     - Как только были оформлены ее документы. 
     - Значит, тебе все же пришлось платить налог на наследство. 
     - Нет. Это уладили юристы. 
     - И долго продолжалась эта идиллия? 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.