Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Переступи через это! В фольклоре можно найти много хорошего. 
     - А что если бы тебя здесь не было? 
     - Сын хозяина верблюдов счел бы своим приятным долгом занять мое место. 
     - Я бы на это не согласился. 
     - Ну что ты! Это было бы для тебя наслаждением.
     - Вана... 
     - Да, дорогой? 
     - Я больше не могу!
     - Я знаю. Входи же, любимый! Входи со всем своим семенем и со всей душой.
     - Но как, черт возьми, я буду выглядеть! Мы же станем всеобщим посмешищем!
     - А что я могу сделать? Ты сможешь дольше цепляться за свою добродетель, если я начну декламировать таблицу 
умножения с кучей ошибок или прочитаю Евангелие задом наперед?
     - Мне уже ничто не поможет,- мрачно сказал Гвидо. 
     Вана почувствовала, что он пытается поднять ее юбку.
     Она наклонилась вперед, показывая свои ягодицы. Гвидо судорожно пытался расстегнуть брюки в тот момент, когда он 
окажется как раз позади Ванессы. Очередной изгиб тела верблюда помог ему добиться желаемого.
     Гвидо закрыл глаза, пока верблюд, словно чувствуя его потенциал, какими-то загадочными винтообразными движениями 
выжимал из него последнюю каплю семени. Едва Гвидо достиг оргазма, как погонщик что-то сказал по-арабски. 
     - Что он говорит?- заволновался Гвидо, опасаясь, что над ним смеются.
     - Он спрашивает, хочешь ли ты продолжить экскурсию. Если думаешь, что можешь повторить все сначала, то давай. Но учти, 
за это придется доплачивать.
     - Поблагодари его и скажи, что для первого раза хватит и этого. 
     - Скряга!- поддразнила его Ванесса.

***

     Перед пирамидой Хеопса Гвидо, как обычно, испытал смешанное чувство взволнованности и разочарования. К счастью, они 
были избавлены от нашествия туристских орд - в этот день и час они, кажется, были здесь единственными посетителями. 
Итальянец старался не обращать внимания на выкрики торговцев безделушками и сувенирами, на карманных воров и 
самозваных гидов, охотно употребляющих ругательства, распространенные во всем мире. Вдруг, к удивлению Гвидо, Ванесса 
схватила одного из них за руку и, сделав шаг вперед, словно собиралась поцеловать, подтолкнула его к итальянцу и с гордостью 
представила.
     Это был очень симпатичный парнишка лет восемнадцати. Его выразительные глаза скользили по лицу Гвидо с явным 
безразличием.
     - Сегодня его черед показывать нам дорогу к вечности,- пошутила Ванесса.

***

     Поднявшись на несколько ступенек, они пошли по полого ведущему вниз коридору. Сухая жара вконец измучила Гвидо. 
Ему даже пришлось ненадолго остановиться перед тем, как следовать за юным проводником. Ванесса шла вплотную за ними. 
Все трое молчали.
     Коридор, описав крутую дугу, вывел их к следующему проходу, на этот раз ведущему вверх. У Гвидо вдруг начала кружиться 
голова. Прежде он ни разу не испытывал ничего подобного. Когда они пришли к центру пирамиды, он с трудом держался на 
ногах. Гид по традиции продемонстрировал им, что в зазор между блоками не может войти даже человеческий волос.
     Выйдя из этой комнаты, они прошли по низкому коридору в вестибюль и наконец попали в царскую усыпальницу, 
сделанную из гранита и находящуюся в сорока метрах от поверхности.
     В северо-восточном углу усыпальницы стоял сориентированный по сторонам света саркофаг фараона. Он был простым, без 
надписей, и свято хранил свою тайну - ведь когда сюда впервые пришли археологи, он был широко открыт и пустовал. Вана 
объяснила символическое значение связей, которые математики и другие специалисты установили в соотношении размеров 
этого зала и каменного гроба.
     - Разве это не поразительно?- спросила она. 
     - Это было бы поразительно, если бы было правдой. 
     Она весело улыбнулась Гвидо. Он между тем наблюдал за юношей, который с момента их встречи не произнес ни слова. 
Держался их гид восхитительно прямо и с достоинством, точно статуя.
     Ванесса улыбнулась и нежно обняла юного египтянина за талию. Лицо его стало нежным, но выражало скорее смущение, 
чем страсть.
     - Вана, ты когда-нибудь была замужем?- спросил Гвидо. 
     Она расхохоталась.
     - Ты думаешь, этот мальчик может быть моим сыном? Тебе кажется, что он похож на меня?
     - Да, но тебе пришлось бы произвести его на свет лет в десять. Похоже, ты с ним знакома.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.