Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Игорь в соседнем кабинете, - неприветливо отмахнулась я, не расставаясь с Аниным голосом.
- А я не к Игорю, я к вам, - робко ответил мальчик.
- Анют, извини, ко мне пришли. Перезвоню, - выдохнула я, положив трубку. Честное слово, я 
его не узнала!
- Вы меня не помните? Мы с утра с вами в кафе познакомились. Я сегодня пораньше ушел с 
работы... Можно я вас подожду? Вы еще долго?
- Да нет... Минут десять...
Я на улице буду, - опять по-голливудски улыбнулся Боря и снова исчез за дверью.
Нет, в тот день я еще жила, вернее существовала в реальном мире, хотя Боренька уже изо всех 
сил тащил меня в какую-то непонятную сказку. Что-то во мне восставало против нее, я еще была 
сама собой и даже попыталась убежать от этого непрошенного свидания. Через пару минут мы с 
Таней тихонько вышли на улицу - никого не было - и решили незаметно свернуть на Малый 
проспект и дойти до метро в обход. Но как только мы поравнялись с "Трюмом", из кафе буквально 
вылетела Ольга:
- Катя! Куда же ты? Боренька на Ропшинскую поехал. У него "Фиат", серенький такой. Иди 
скорей!
Таня недовольно сузила глаза и даже, наверное, хотела открыть рот и защитить меня от 
ненужной опеки, но я не устояла под таким напором и вернулась на Ропшинскую. "Хоть посмотрю, 
что такое "Фиат"," - утешала я себя. И действительно под окнами нашего офиса стояла 
аккуратненькая серенькая машинка с красными номерами и подмигивала мне фарами. И несмотря на 
то, что передо мной заботливо открыли дверь, а на сидении лежала красная роза, именно такая, какие 
мне нравятся - длинная и колючая, несмотря на шампанское, летящий ход автомобиля, я еще не 
сдалась, не пошла к тем чужим, неведомым берегам. Почему-то все время я думала о Мише. О том, 
что вот и он сперва открывал передо мной двери, дарил цветы, по-мальчишески похвалялся тем, как 
лихо он водит свою шикарную BMW Z-3... И вроде бы одни и те же поступки, но разница ощущалась 
огромная... Мы сидели в каком-то уличном кафе, болтали о всякой всячине, и разговор как будто 
скользил поверх меня, но одна фраза заставила меня вздрогнуть, включиться в беседу всем 
сознанием. Совсем неожиданно Боренька признался, что его любимая книга роман Стефана Цвейга 
"Нетерпение сердца". Вот с этого момента я уже никогда не называла его в своих мыслях иначе, как 
Боренька. Бог мой! А я то всегда считала эту сопливенькую книжонку бабской!
Оказывается, не все такие толстокожие, как Михаил Евгеньевич Коляковцев! Тогда я поняла, в 
чем между ними разница. Миша, самый умный, самый красивый, самый сильный из всех, кого я 
когда-либо знала, был взрослым циником, и его ухаживания, в сущности, были просто 
поддерживанием традиций и в некоторым смысле тонким расчетом. Но Боря... Боренька, несмотря на 
свои двадцать четыре года, остался мальчиком, живущим в романтических грезах... Только его грезы 
были тесно связаны с явью, он сам строил воздушные замки и всем сердцем верил в них. Мои же 
мечты жили только на бумаге - стихи, рассказы, письма.
Когда он отвез меня домой, я была уверена, что мы едва ли увидимся когда-нибудь еще, хотя я даже 
дала ему номер своего телефона, чего раньше никогда не делала. Мне казалось, что просто небо сжалилось 
надо мной и послало мне это случайное мимолетное видение.
Я как будто пришла в себя. Я даже ни разу не проснулась в ту ночь, а утром не боялась открыть 
глаза в страхе увидеть кровь. Нет, моя совесть уснула, успокоилась, и причиной этого исцеления был 
именно Боренька, хотя за выходные я даже не вспомнила о Нем. Но в понедельник случилось 
непоправимое. Боренька снова оказался на моем пути, и в тот день я безвозвратно исчезла, затерялась в 
его туманной сказке. Он должен был работать в ночную смену, но приехал пораньше и позвал меня все 
в тот же "Трюм". Я, не колеблясь, согласилась. Мы, не умолкая ни на секундочку, проболтали часа два 
о политике, религии, литературе, жизни, любви... Когда я опомнилась, было уже поздно. Я поняла, что 
умерла. Да, именно умерла, мое "я" растворилось в каком-то немыслимом сумбуре, заполонившем мое 
сердце. Я превратилась в некое подобие зеркала, отражающего Боренькину душу. Его слова, жесты, 
поступки, как солнечный свет проходили сквозь меня и наполняли опустевшую оболочку. Теперь я 
была его тенью. Я думала, как он, чувствовала, как он. Для меня было неважно все, что касалось меня. 
Моя боль, мои переживания вообще больше не существовали, зато все, что хоть как-то задевало 
сознание Бори, приобрело колоссальное значение. Уже в тот вечер он мимоходом обмолвился о 
предательстве из своего прошлого. Я сразу поняла, что так он мог говорить лишь о женщине, о 
женщине, которую любил. И меня как будто обожгло что-то... Все мое сердце переполнилось его 
нестерпимой болью...
Рассудком я понимала, что с ним не могло произойти ничего страшнее того, что случилось со 
мной три года назад. Предательство? Бог мой! Да это мелочи жизни! Но сердце уже не принадлежало 
моему разуму, оно как будто стремилось облегчить тяжесть его ноши, принять удар на себя. Пусть 
лучше я буду страдать, ведь я сильная, я выдержу, но у Бореньки все должно быть хорошо! В конце 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.