Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обед. Свернув на озаренный солнцем Малый проспект, я нырнула в полутемное помещение 
"Трюма" и, пробурчав у стойки что-то про кофе, свалилась на стул за любимым столиком, у окна. 
Через пару минут я уже судорожно глушила мозговую деятельность никотином и заворожено 
пялилась в чернеющее бездной содержимое маленькой чашечки. Кофе... Что может быть 
загадочнее страстной тяги человека к горьковато-терпкому напитку, обжигающему сердце и 
обнажающему нервы? Все мы, боящиеся смерти, день изо дня травим себя и кофе, и никотином, и 
алкоголем... Вообще-то об этом я тогда и не думала. Только любовалась бархатистыми черными 
оттенками. Вдруг из этого полусонного состояния меня буквально выдернул голос одной из 
барменш:
- Девушка!
Я обернулась. В такое время кафе, как правило, пустовало. Но сегодня у самой двери обеим хозяйкам 
"Трюма" составляла кампанию пара гаишников в парадной форме.
- Тут с вами молодой человек хочет познакомиться! - задорно продолжала она.
- Как вас зовут? - вмешался один из посетителей.
- Катя, - от неожиданности ответила я. Хотелось, конечно, нахамить, но тогда, вероятно, пришлось бы 
искать другое кафе для наших с Таней посиделок, а лень все-таки сильнее раздражения.
- А нашего мальчика Боренька! - обрадовалась женщина. Бореньку мне тогда разглядеть не 
удалось. Он продолжал хранить молчание за спиной своего напарника, зато тот, почувствовав себя 
Богом, не на шутку раззадорился и решил во что бы то ни стало связать наши судьбы.
- А давайте мы вас на чашечку кофе пригласим? Часиков в восемь! -К сожалению, я не могу. 
Уезжаю, - улыбнулась я настолько любезно, насколько только могла.
- Как? Насовсем? - искренне удивился он.
- На выходные, - я уже сама поверила в собственную ложь, но еще не успела придумать, куда это я 
уезжаю. Вот тут Боря, наконец, подал долгожданную реплику:
- На дачу, наверное...
- Точно! - обрадовалась я.
- А Катенька к нам каждый день обедать ходит с подружкой. В два часа, правда? - решила внести свою 
лепту барменша.
- Да...
- Ну и славненько! Значит в понедельник в два часа Борис будет здесь с цветами и шоколадом... А вы 
какой шоколад любите?
С наполнителем? - снова заговорил Борин напарник.
- С орехами, - выпалила я, сама себе удивляясь. В жизни не любила сладкое, особенно 
шоколад. Мой нежданный поклонник возвысился над столиком и исчез в дверном проеме "Трюма". 
"Неужели за шоколадом?" - искренне удивилась я, все более выходя из кофейно-никотинового 
оцепенения. Спрятав глаза на дне своей чашки, я невольно прислушивалась к разговору за столиком 
этой мало понятной мне компании и уже через пару минут выяснила их имена. Борин напарник 
оказался Сашей, участливую барменшу звали Ольгой, а ее ярко накрашенную подругу - Ларисой. У 
меня было такое впечатление, что я сплю. По крайней мере, соображала я точно плохо. Но вот Боря 
опять вбежал в кафе и с какой-то сказочной, да, именно сказочной улыбкой направился ко мне, 
обалдевшей от кофеина клуше.
- Это вам от нас, - застенчиво пробормотал он, положив рядом со мной ореховый "Фазер", и тут же 
ретировался за спину напарника.
- Не от нас, а от тебя лично, - поправила Ольга.
Я не успела его разглядеть. Осталось какое-то смазанное впечатление. Как будто вдруг 
распахнулась дверь в подсознание и выпустила что-то неуловимое, как дуновение ветерка. Даже не 
знаю, как это объяснить. Одним словом, я не воспринимала Борю физически, он был неосязаем, я не 
чувствовала его ни тогда, ни потом... Однако жить стало интересней. Я замедлила процесс питья 
кофе насколько это было возможно, но это не помогло. Больше ничего не произошло, и мне 
пришлось оторваться от стула, изобразить милую улыбку и проникновенное "большое спасибо" и 
выйти из мрака на свет божий. Солнце подействовало на меня странно. Как будто стерло весь 
инцидент из памяти. Кажется, я даже Татьяне ничего не рассказала, но шоколад вскоре напомнил 
мне об утреннем приключении. Вот тогда я под прицелом недоверчивых взрослых глаз сплавила ей 
его, вкратце поведав о случившемся. Мне самой в это не верится, но через несколько часов я не 
вспомнила бы даже о том, что ходила в "Трюм". День пошел своим чередом. Часов в пять, отправив 
Татьяну выяснять отношения с начальством, я развалилась в кресле и, что называется, повисла на 
телефоне. Набрав номер школьной подруги, я плавно погружалась в приторно сладковатый мирок 
сплетен, рецептов, названий магазинов, советов, чужих любовных историй...
И вдруг кто-то бестактно открыл дверь, решив нарушить воцарившуюся идиллию. На пороге 
появился улыбчивый мальчик, не решающийся войти.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.