Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

никто меня не трогает, и
я упиваюсь своей свободой, независимостью. Но теперь мной овладело непреодолимое желание 
сбежать как можно дальше...
Правда на даче меня будут преследовать внимательные глаза Миши, но в конце концов мы с ним в 
прекрасных отношениях...
Он меня любит по-своему. Мне он безусловно нравится, и хотя я не понимаю, как так можно жить, 
я испытываю к нему чувство глубокого уважения. Может и правда выйти замуж, взять в 
университете академический отпуск и уехать куда-нибудь на весь год? Решившись бежать тем же 
вечером в Репино, я стала пытаться представить себе нашу семейную жизнь, но мои далеко 
идущие планы рухнули...
Мы возвращались с обеда, изрядно повеселевшие от солнца и вина, и предвкушали, как сейчас 
поиграем часок-другой в карты и гордо уйдем домой, так как начальника все равно сегодня не будет. Но 
от столь праздного времяпрепровождения нас самым неожиданным образом отгородила барышня из 
соседнего офиса:
Пришли, девочки? - защебетала она, - А то тут вас клиент дожидается... Видели машину на углу?
С меня мигом слетело хмельное оцепенение, уносящее далеко-далеко от всех проблем. Мы бегом 
кинулись к нашему офису, чертыхаясь, расправились с замками, и я летящей походкой вернулась на 
улицу.
Прямо на тротуаре темнел лихо припаркованный забрызганный грязью BMW с 
тонированными стеклами. Изобразив приветливое выражение лица, я подошла к машине и заглянула 
внутрь. Уж не знаю помогла ли заколдованная игрушка Алисы или еще что-нибудь произошло, но в 
тот день нам с Таней изрядно повезло, ибо в нашу Богом забытую фирму, куда я устроилась 
исключительно, чтобы не сходить с ума дома в летние каникулы, забрел настоящий клиент. Как и 
все кавказцы, он не считал денег, придирался к мелочам, клеился то к Тане, то ко мне, на перебой 
угощая нас лимонадом, фруктами, шоколадом. А мы, судорожно сбивая нервное напряжение 
никотином, по очереди любезничали с игриво настроенным Вано и бегали в соседний офис ругаться 
по телефону с директорами.
Уже третий день отмечался День рождения фирмы, вследствие чего было чрезвычайно 
трудно добиться от руководства выполнения их служебных обязанностей. Два часа мы 
изводили уже подуставшего и слегка раздраженного нашим непрофессионализмом Вано 
светскими беседами и проникновенными взглядами. Мне казалось, еще чуть-чуть и я либо 
сгорю от стыда, либо лопну от злости. Но все-таки один из наших начальников, несмотря на 
характерную головную боль, соизволил осчастливить нас своим присутствием. Просвистев под 
окнами тормозами, Леня ввалился в офис, бесцеремонно разрушая оберегаемую нами шаткую 
иллюзию благополучной солидной фирмы. -Мои извинения, - пробурчал он себе под нос. 
Короткие пляжные шорты, мятая футболка, туманный взгляд и красноречивый цвет лица... И 
это директор дилера Дельты Телеком ... Однако успех сделки подавил жгучее чувство стыда. 
Мы гордо переглядывались, а уже через полчаса, распрощавшись и с Вано, и с Леонидом, 
нахально закинули ноги на стол менеджера и попивали Кока-колу из фужеров для 
шампанского.
- Ну теперь-то ты не поедешь ни на какую дачу? - подмигнула Татьяна.
- Да, Танюша! Деньги делают свое грязное дело, - усмехнулась я, не переставая удивляться 
Алисиным пророчествам. "Кажется, действительно началась белая полоса,"- прислушивалась я к 
себе. Настроение было отличным: море по колено! "Однако кучерявый Вано мало похож на 
бубнового короля!" - не уставала я высмеивать саму себя. Следующие сутки пролетели незаметно, 
не принеся никаких изменений, но вот семнадцатое июля, день похорон Николая Второго, навсегда 
врезался в мою перегруженную память. Каждая секундочка этого дня до сих пор стоит у меня перед 
глазами. Да и можно ли забыть поворотный момент своей жизни?
Утро никогда не было для меня любимым временем суток, но тогда оно особенно тяготило меня. 
То ли не выспавшееся воображение поддразнивало мое собственное отражение в зеркале, то ли на 
поверхность сознания пытались выбраться незабываемые образы прошлого, но, когда я ехала в 
подземке на работу, мне пришлось прятать глаза за темными стеклами очков. Никого не хотелось 
видеть и еще меньше хотелось, чтобы кто-то видел меня. Порой я со злостью ловила соболезнующие 
взгляды. Небось думают, что я на похороны... Еще бы! Черные очки, сама вся в черном... Да пусть 
думают, что хотят! Сейчас приду в офис, сварю кофе, увижу Танины глаза... Пара сигарет, ее улыбка, и 
все наладится.
Но Тани еще не было. Почему-то страшно не хотелось дожидаться ее в опостылевшем мне 
кабинете. Может быть я боялась оставаться одна, может быть шла на поводке у случая... Так или 
иначе, но впервые за всю свою трудовую деятельность я уже в одиннадцать утра отправилась 
пить кофе в кафе, куда до этого мы ежедневно с точностью до секунды являлись в два часа на 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.