Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

были положены в угол и забыты. Моя душа была не востребована. Пригодилось лишь мое 
неопытное тело, но оно не оправдало возлагаемых надежд по причине полного отсутствия какой-
либо предыдущей практики и незнания теории. Отдавшее все, что оно могло отдать, а значит - 
почти ничего, разве что свое присутствие и неумелые поцелуи, оно было доставлено домой и 
предано забвению Ни слова любви я не заслужила в тот вечер. Боря был чужим, далеким и 
непреклонно свободным от меня. Что я чувствовала?
О чем думала? Ни о чем! Сердце болело, голова кружилась, меня тошнило.
Мне казалось, что меня вывалили в грязи, а в потрясенном мозгу дико стучало: "Что это? Я 
ничего не понимаю!" Бессонная ночь не украсила меня, и утром из зеркала на меня взирало лицо 
душевнобольной с горящими отекшими глазами и пересохшими губами. Весь рабочий день я 
сквозь черные очки пялилась в окно, считая прохожих. И вдруг мимо промчался так хорошо 
знакомый мне серый "Фиат". На какую-то долю секунды он затормозил перед нашими окнами и 
исчез за поворотом, но я отчетливо успела разглядеть Бореньку. Он тоже прятал глаза за очками, 
он тоже боялся солнечного света. Сначала я почувствовала, как силы возвращаются ко мне. Даже 
это мимолетное видение, это легкое прикосновение его бытия к моему смогло вдохнуть в меня 
жизнь. Теперь, когда ко мне вернулся здравый смысл и обоженный разум вновь обрел 
способность анализировать, я могу с точностью опытного медика поставить себе диагноз - я 
физически зависела от Бори. Эта зависимость была так же остра и болезненна, как наркотическая. 
Чтобы свободно дышать, двигаться, хоть как-то соображать, мне необходимо было получить дозу 
общения с ним, хотя бы в такой ослабленной форме - увидеть, как он проехал мимо. Это совсем 
никак не касалось моего эмоционального мира. Мои чувства были свободны от Бореньки. Я 
любила его, не нуждаясь во взаимности или поощрении. Но чтобы моя кровь, обогащенная тихой 
нежностью, циркулировала по венам, чтобы в глазах не темнело от слабости, я должна была 
видеть, слышать его.. Но "Фиат" промчался мимо, и вскоре я вновь ощущала какие-то 
наркотические ломки. Как будто бы, волоча ноги по безликой пустыне, я вдруг увидела мираж и, 
обретя силы, ринулась к нему, но вскоре он безнадежно растаял в воздухе, лишив меня последней 
надежды. Однако спустя двадцать минут Боря оказался на пороге моего кабинета. -А ты чего в 
очках? удивленно погасил он привычную улыбку.
- Свет очень яркий, - отреагировала я на звук его голоса. Я уже не могла говорить. Мне было 
слишком плохо, и я лишь реагировала на внешние раздражители. Где-то глубоко в душе заскреблось 
недовольство собой: "Ну вот! Ты испортила ему настроение! Мало ли что тебе там показалось! Раз он 
пришел сюда, ты нужна ему..." Но сил совсем не осталось. Даже его присутствие не могло поднять 
меня. Хотелось только забиться куда-нибудь, свернуться в калачик , заснуть и не просыпаться. Боря не 
пошел с нами обедать. Как он сказал, ему нужно было ехать к маме. Он проводил меня и Таню до 
"Трюма", вытерпел мой поцелуй и вновь исчез за поворотом. Его машина была припаркована у кафе, и 
у меня хватило мозгов, чтобы понять, что уже двадцать минут назад он приехал сюда, но не позвал 
меня. Видимо, Боря заметил мое бледное лицо в окне офиса, и, не желая показаться трусом, все-таки 
зашел, максимально сократив срок нашего общения. Вы знаете, что такое портить настроение тому, 
кого любишь? Вы знаете, что значит быть в тягость тем, чьи проблемы кажутся тебе важнее 
собственных? Вы можете представить себе, что значит вдруг понять, что твоя любовь причиняет, если 
и не боль, то по крайней мере неудобство самому дорогому человеку на свете? Но Таня не давала 
почувствовать мне весь ужас моего положения в полной мере.
- Катя! Ты невыносима! Честное слово! Что не так? Ты сама себе насочиняла, напридумывала 
бог знает чего! Сидишь с постной миной и Борю пугаешь! Ты о нем-то подумай! Его Вика бросила, 
теперь с тобой что-то не так... У него же комплексы от такой жизни разовьются!
Я всем своим существом отчаянно пыталась поверить Таниным словам, согласиться с ней, но 
моя интуиция не обманула меня. Дело было не во мне. Следующее утро я встретила с решением не 
поддаваться глупым предчувствиям. Усилием воли я создала в растрепанной душе хорошее 
настроение, попробовала слепить из себя красавицу и, приклеив к безжизненному лицу дурацкую 
улыбку, отправилась на работу. У дверей офиса мной вдруг овладел безотчетный страх. Я боялась 
людей. Мне делалось жутко оттого, что вот сейчас Татьяна опять начнет подбодрять меня. Боже мой! 
Почему все вокруг меня знают, что мне надо, что я думаю, что происходит? Все все понимают, и 
только я, как слепой котенок, натыкаюсь на стены и громко мяучу от боли и темноты. Я прошла мимо 
дверей "Презента" и свернула к "Трюму" в уголке сидел Боренька. Печальный, одинокий, чужой. Я 
звякнула привычным "Здрасьте!" и хотела было намеренно сесть за другой столик. Я, конечно же, не 
понимала, что происходит, не хотела понимать, но чувствовала, что я лишняя, что пора просыпаться. 
Ну не могла же я поверить, что вся эта сказка была рассказана мне лишь для того, чтобы бравый 
гаишник смог с головокружительной легкостью затащить в постель профессорскую дочку, 
блистающую на самом престижном факультете университета! Зачем я ему в таком качестве? Я же не 
Памелла Андерсон, не Синди Кроуфорд!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.