Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Возвращайся назад, слышишь?
- Ты будешь вести себя, как я сказал?
- О, господи! Ты же убьешься!
- Ты будешь нежной, ласковой, любящей и все такое?
- Да, да!
- Ладно. Тогда отложим прыжок до другого раза.
Он вернулся в комнату. А я снова села на стул.
- Значит, ты сумасшедший, - пробормотала я. - Никаких сомнений. Ты безумен.
- Только с тобой, Хелен, - ответил он, подходя ближе.
- Да я чуть не умерла от страха.
- Поиграть тебе еще? Или почитать вслух? Я почти плакала.
- Нет. Ради всего святого, ничего не делай. Просто сядь спокойно и посиди хоть пару минут.
- Невозможно.
- Прошу тебя, а то я уйду.
Он схватил меня за руку и заставил встать. Я все еще была так испугана, что непроизвольно 
прижалась к нему и опустила голову ему на плечо.
- Ты дрожишь, - заметил он, обнимая меня за талию. - Ты и правда дрожишь.
Я закрыла глаза, а руки сами обвились вокруг его шеи.
- О, Бенни, я...
Он поднял мое лицо за подбородок. Я плакала. Он поцеловал мокрую щеку, потом губы. В 
эту минуту мне действительно была нужна его защита.
- Пойдем, полежи немного.
Он медленно отвел меня к кровати. Мы легли рядом. И вдруг мне показалось, что где-то в комнате 
тихо играет труба, хотя он был рядом, и я могла потрогать его рукой. Он был спокоен, спокоен, но опасен. 
Его рука уже была у меня на бедре, потом он прижался ко мне, а пальцы пробрались под юбку. Я знала, что 
надо встать, но не могла, да и было уже поздно. Мне стало тепло и невероятно приятно, мне казалось, что я 
пою.., пою ту мелодию, которую он играл мне.
- Бенни, ты не должен...
- Должен. Милая маленькая Хелен...
- Нам надо быть осторожными, очень осторожными, - прошептала я.
- Да. Да.
Теперь его длинные руки играли музыку на моем теле. И я ответила ему, поддалась, как 
поддавалась блестящая труба. Я дотронулась до него так, как только один раз в жизни касалась 
мужчины. Френсиса. Я чувствовала его возбуждение, он тоже ласкал меня, заставляя гореть от 
страсти. Мы не спешили. Все происходившее было неизбежным. Каким он умел быть спокойным и 
нежным, какой огонь зажигал в моем теле! И вот я уже сама прижала его к себе, как будто не хотела 
ни за что отпустить. Когда он вошел в меня, я вдруг испугалась. Испугалась, но только на мгновение. 
Потом мы забыли обо всем.
Он вел себя осторожно. Он подарил мне все, и когда наступил оргазм, мне снова показалось, что в 
комнате играет труба. А после я ощутила себя такой легкой, будто могла летать, как птица. Это было 
совершенство, не поддающееся ни пониманию, ни описанию.
Через несколько минут я погладила его по лицу, ощутив, как подрагивают его губы. Он улыбался.
- Как это было чудесно.
- Не то слово, - ответила я. - Больше. Это как.., как.., нет, не знаю.
В следующую секунду он уже стоял посреди комнаты. А я смеялась, смеялась, потому что он пел. 
Он раскинул руки и пел - чистым, высоким голосом. В словах не было смысла, это была просто песня. 
Этим Бенни выражал свою невероятную радость, радость жить. А я смеялась и смеялась, пока не смогла 
воскликнуть:
- Перестань, Бенни, перестань! Он оборвал пение, а я выскочила полуголая из кровати и, подбежав, 
повисла у него на шее.
- Хватит? - спросил он. - Или спеть еще?
- Нет, нет. Давай посидим и покурим.
- Я не курю, но, может, у тебя есть свои сигареты. Я посижу и посмотрю, как ты это делаешь. В тебе 
красиво все, даже то, как ты куришь.
Я нашла сигареты, прикурила и глубоко затянулась. В какой чудесный мир я попала? Я 
опустилась в кресло, но что-то больно впилось мне в спину. Это была труба. Я взяла ее в руки, 
инструмент был еще теплым. Я попыталась подуть в нее, но сколько ни старалась, не раздалось ни 
звука. Я думала, что у меня глаза от напряжения вылезут из орбит.
- Это не для маленьких девочек, - усмехнулся он.
- Нет, только для больших мальчиков, - согласилась я и передала трубу ему.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.