Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- О чем мы говорили? - спросила Астрид. - Ах да, о принуждении и запретах. Если бы взрослые не 
заставляли нас делать одно или не запрещали другое, мы бы доставляли им гораздо меньше волнений.
- И как бы ты себя вела, если бы у тебя была семнадцатилетняя дочь? - поинтересовался Прибен. - 
Неужели ты ни разу не сказала бы ей: <Прекрати. Я тебе это запрещаю.>?
- Наверняка такое желание бы возникало, - согласилась Астрид, - но я бы не стала ставить вопрос 
именно так. Я бы попыталась показать ей, объяснить, почему того или другого не следует делать.
- Мы говорили о Водил, - пояснила мне Вибике. - Она две ночи подряд не ночевала дома и сейчас 
сидит под домашним арестом. Ее запирают, как только она приходит из школы, и выпускают только 
утром.
- Бодил дура, - заметила я. - То она появляется в школе в бриджах, и ее посылают переодеваться, то 
прогуливает без конца.
- Бог с ней, - перебила меня Астрид. - Вопрос в принципе. Я хочу знать, почему нельзя делать то или 
другое. Почему нельзя приходить позже, чем тебя ждут родители?
- Но в этом нет никакой тайны, - заметил Прибен. - Если тебе говорят придти в час, а ты появляешься в 
половине второго, то не надо, наверное, объяснять, что ты нарушила обещание. Получаешь по шее, и знаешь, 
за что.
- А разве ты никогда...
- Конечно-конечно, но с девушками все совсем по-другому.
- Ха-ха, - заметила Вибике, - парням всегда позволяется больше только потому, что они носят брюки.
- Все это вопрос доверия, - заявила Астрид. - Доверие и взаимопонимание между 
поколениями больше не существуют. Я лучше проглочу язык, чем расскажу что-то родителям.
- Так было всегда, во все времена, - возразил Прибен. - Двадцать-тридцать лет назад с нашими 
родителями и два века назад с их предками.
- О, господи! - воскликнула Вибике. - Давайте поговорим о чем-нибудь другом.
- Нет, это очень важно, - вдруг заявил Бенни, вставая.
<Боже, какой он худющий,> - заметила я.
- Мы уверены, что мы такие умные, такие сообразительные. И еще мы считаем, что молодость искупает и 
извиняет все. Но
это не так. Есть еще вопрос ответственности. А ответственность трудная штука, и почувствуй вы ее на своих 
плечах, как я, вы бы
согнулись до земли. Мы вступили в новую эпоху, которую ни с чем нельзя сравнить, - это атомный век. И 
можете вы со всем
этим справиться? Наука, общество пережили революцию, а общественное сознание никак не хочет этого не 
замечать. Может,
мы делаем сейчас что-то, о чем через пятьдесят лет будут говорить: <Они совершили ошибку, а мы за нее 
расплачиваемся.>
Или наоборот: <С них началась новая раса людей - они превратили Землю в рай.> А вы говорите о 
каких-то глупостях - кто во сколько пришел домой в субботу. От смеха можно сдохнуть. Отодвиньте 
горизонт! Все эти разговоры для детской о непонимании отцов и сыновей вышли из моды и устарели. 
Перед лицом атомной бомбы не имеет никакого значения, найдет
Астрид общий язык с матерью или нет. Если мы сможем контролировать бомбу, то сумеем и все 
остальное. У нас есть шанс стать счастливыми, но есть и другой - гораздо более вероятный - 
превратиться в радиоактивные скелеты. В наших руках будущая жизнь. Жить или умереть? Вот 
вопрос. Быть или не быть! И я хочу жить. Быть! Боже мой, я хочу играть на трубе и познать счастье! 
Но я должен для этого потрудиться и потому буду бороться со всей дрянью.
Он снова сел. Его маленький монолог заставил меня затаить дыхание. Может, он говорил слишком резко, 
но в его словах был огонь - настоящий огонь! Все молчали. Никто не рискнул ни возразить, ни поддержать его.
- Ну и речуга, - протянул, наконец, Прибен.
- Ерунда, - смутился Бенни. - Ты послушай меня в среду на школьном совете. Это будет речь для 
передовицы газет.
- Сыграй нам, - попросила Вибике. - Продолжи монолог - поиграй на трубе.
- Нет. Я не в настроении, - отказал он мрачно.
Астрид начала рассказывать Вибике что-то о новом ночном креме, после которого кожа 
становилась похожей на персик. Я почти не раскрывала рта весь вечер.
Потом Бенни пошел проводить меня домой. Он нес трубу под мышкой, и она казалась частью 
его тела. Дождь перестал, но было довольно свежо, ветрено, и первые осенние листья слетали к 
нашим ногам. Вдруг на углу он остановился.
- Подожди. Я, кажется, поймал, - сказал он, а потом приставил трубу к губам и заиграл.
Я стояла, замерев от восторга. Я мало знала об игре на трубе, но музыка показалась мне 
замечательной. Мягкие нежные звуки возникали ниоткуда и терялись в садах. Мелодия должна была 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.