Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Я просто не могу этого вынести, - шептала Вибике. - все, что они говорят друг другу - так красиво, и так 
искренне. Ты помнишь?..
И мы снова вспомнили весь фильм.
К тому времени Вибике стала моей самой близкой подругой. Мы вместе возвращались из школы 
домой, все друг с другом обсуждали и пару раз в неделю отправлялись вместе в кафе. Там Вибике 
развлекала меня одной и той же сценкой. Она изображала девушку, которая одна сидит за столиком, пьет 
и курит. Вдруг появляется некий темноволосый парень (испанец или мексиканец - в зависимости от 
настроения) приставляет к груди револьвер, стреляется и падает к ее ногам. Смысл был в том, что он 
застрелился ради нее, но Вибике, равнодушно тронув мыском туфли бездыханное тело, возвращалась к 
своему стакану, а потом как человек, которого потревожили во время важного дела или оторвали от 
серьезных размышлений, бормотала что-то вроде: <Ну и ну> или <Гм>.
Я пыталась повторить сценку, но у меня никогда не получалось так здорово, как у нее. Вибике говорила, 
что я слишком явно удивляюсь, и это получается неестественно, но я считала, что если в женщине есть что-то 
человеческое, то она не может демонстрировать полное равнодушие в такой ситуации. Тут мы с ней 
расходились во мнениях.
Парни-одноклассники предпочитали другие - более опасные развлечения. Я до сих пор 
вздрагиваю, когда вспоминаю их забавы. Одна из них состояла в том, чтобы на спор стоять на краю 
платформы, когда мимо проходит транзитный поезд. Выигрывал тот, кто становился ближе всех к краю. 
Конечно, они выпендривались перед девчонками, а мы впадали в настоящий ужас.
Другой игрой была езда на мотоцикле у самого озера. Надо было остановиться так, чтобы 
переднее колесо повисло над обрывистым берегом. Я видела это только один раз, но и его хватило. Пару 
раз мальчишки не успевали притормозить и падали прямо в одежде в воду, а там было довольно глубоко. 
Потом они усовершенствовали игру - привязывая друг друга к седлу. На моих глазах один парень по 
имении Карл Отто упал в озеро, и его еле-еле выловили и откачали. Потому что наши балбесы оцепенели 
от испуга и не сразу бросились за ним, а потом долго не могли развязать узлы веревки. Мотоцикл, 
конечно, выловить не смогли.
После этой истории они придумали какое-то другое, не менее опасное соревнование, но я больше 
не ходила смотреть на их безумные игры. До сих пор чувствую ветер проходящего мимо на всей 
скорости поезда и ужасно не люблю стоять на крутом берегу.
Однажды в сентябре, когда было еще очень тепло, а небо казалось по-летнему голубым и высоким, 
я набралась мужества и напомнила мистеру Брандту про его приглашение. Он тут же подтвердил, что 
будет рад меня видеть, и на следующий день я уже сидела в его кабинете, полном книг, и мы говорили о 
Шекспире. Обычно он приглашал на чай трех-четырех школьников, но в этот раз я была одна.
- Вы одна из моих лучших учениц, Хелен, - сказал он. - Вы прекрасно чувствуете поэзию.
- Спасибо, - ответила я, зная, что краснею. Я всегда готовилась к его предмету, как, впрочем, и все 
девчонки в классе.
- Вы знаете сонеты Шекспира? - спросил он, прикурив трубку.
- Не то чтобы...
- У вас в учебнике есть один. Мы еще не дошли до него, но мне кажется, что вы достаточно 
взрослая, чтобы понять его. Прочитать?
- Да, пожалуйста, - попросила я польщенная.
Он сел напротив, положил трубку, заглянул мне в глаза, как будто еще сомневался, пойму ли я, а 
потом начал читать:
Скажи, что я уплатой пренебрег
За все добро, каким тебе обязан,
Что я забыл заветный твой порог,
С которым всеми узами я связан,
Что я не знал цены твоим часам,
Безжалостно чужим их отдавая,
Что позволял безвестным парусам
Себя нести от милого мне края.
Все преступления вольности моей
Ты положи с моей любовью рядом,
Представь на строгий суд твоих очей,
Но не казни меня смертельным взглядом.
Я виноват. Но вся моя вина
Покажет, как любовь твоя верна.
Потом он опустил книгу и посмотрел на меня. Как странно было слышать любовное 
стихотворение в таком исполнении, в школе он читал стихи совсем по-другому.
- Правда, очаровательно? - спросил мистер Брандт.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.