Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Ах вот как! - воскликнула она. - Но это же было случайностью. Мы просто гуляли по берегу...
- Хватит, Верти. Не надо ничего говорить. - Выходя, я последний раз обернулась. - Хочу только 
добавить, что ты самая подлая и гадкая тварь, которая рождалась на свет. Спокойной ночи.
На следующее утро мы не обменялись ни словом. Когда я села завтракать, она не подняла глаз от 
своей тарелки. Мама говорила, что глупо уезжать так неожиданно, но я сказала, что Верти надо купить 
какие-то учебники, и она не стала возражать против такой версии. Я выиграла - это было маленькой 
компенсацией за предательство и унижение.
Что я думала о Френсисе? Пусть это не покажется странным, но я испытывала к нему некоторую 
благодарность. Он дал мне так много. Но в то же время он разбудил в моей душе что-то дикое, холодное 
и жестокое, за что должны были расплатиться позже совсем другие люди. Я решила извлечь из этой 
печальной истории урок - больше никто не захватит меня врасплох, теперь я собиралась всегда быть 
настороже против всех и всего. Другие люди, другие мужчины должны были расплатиться за боль, 
которую он мне принес. Как было этого добиться? Я должна была воспитать каменное сердце и тело, на 
которое все бы смотрели с упоением, но не смели трогать.
На ком было сорвать дурное настроение, кому причинить боль? Это должен был быть кто-то 
любимый, чтобы ему действительно стало больно. Я вспомнила про Нелли. Я знала, что она хорошо 
относится ко мне, и сама любила ее. В тот же вечер я спустилась в ее комнату, как делала довольно 
часто. Она листала какой-то еженедельник и сразу подняла на меня добродушные глаза.
- Почему ты не вычистила утром мои туфли? - спросила я без предисловий.
- Я чистила, дорогая, - ответила она. - Протри глаза.
- Разве тебе плохо платят за то, чтобы ты чистила мне туфли? - поинтересовалась я, 
прислонившись к дверному косяку.
- Да, я знаю. И не жалуюсь.
- Может, тебе не приходилось чистить обувь в своей родной деревне? - заметила я. - Наверное, 
там ты ходила только за поросятами?
Тут она посмотрела на меня с настоящим любопытством, но ничего не ответила. Я знала, что на 
родине у нее остался парень, с которым она переписывалась, а потому продолжила:
- Что-то давно ничего не слышно о твоем приятеле, а Нелли? Наверное, он давно спит с другой, 
пока ты листаешь здесь журналы.
Тогда Нелли встала. Ее лицо, обычно такое дружелюбное и веселое, стало жестоким и злым. Он 
сделала ко мне два шага и ударила по лицу так сильно, что я упала и ударилась головой о шкаф. Она 
снова села и взяла в руки журнал.
- Тебе не стоило это говорить, Хелен. Это подло. И больше не будем об этом вспоминать.
- Но я хотела сделать именно подлость, - крикнула я. - Подлость! Подлость!
- Садись и рассказывай, что случилось, - сказала она, указывая мне на кровать.
- Не буду.
- Ну хорошо, просто сядь, и мы поговорим. Поговорим о чем-нибудь другом.
И в следующую секунду я уже стояла на коленях перед ее креслом, уткнувшись лицом ей в 
колени.
- Прости, Нелли, - рыдала я, - Я ничего не имела в виду, правда.
- Конечно, нет. Мы говорим массу всего, что вовсе не хотим произносить и о чем даже не думаем. Только 
не лежи на полу - дует, садись на кровать.
- Ты пообещаешь забыть все, что я сейчас сказала?
- Уже забыла.
Я села на кровать и успокоилась, пока она делала вид, что углубилась в журнал. <Как трудно 
обидеть человека, если ты поставил себе это целью, - думала я, - и как это просто, если ничего не 
замышляешь.>
В тот вечер я долго просидела у Нелли. Я сварила ей кофе, а себе чай, и мы болтали, болтали обо 
всем. Она даже заставила меня пару раз улыбнуться своим непосредственным замечаниям. Но о 
главном я ей так и не сказала. В ее тесной комнатке просто не было места для истории о Верти и 
Френсисе. Я даже могла рассказать о том, что случилось между мной и Френсисом, но не то, что 
увидела в дюнах в тот последний прекрасный день лета. Ибо именно в тот день лето для меня 
кончилось. Это было невозможно. Но Нелли как-то осторожно и терпеливо все выпытала и смогла 
меня успокоить. <Не многие так мудры, как Нелли,> - думала я, выходя из ее комнаты.
Глава 7
Начало осеннего семестра было для меня во многом переломным: я никак не могла решить, 
должна ли я воспитывать в себе строгость и суровость или могу иногда показать, что не все еще в душе 
умерло. Разговоры с Нелли привели меня к одному главному выводу - не стоит очертя голову 
бросаться в водоворот чувств, а надо сначала все хорошенько обдумать.
Я училась в современной школе с большими холлами, громадными окнами во всю стену и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.